Апология Гуманизма

 

 

 

“Истина не нуждается в доказательствах, только лживое неистово борется за признание”.

 (Инаят Хан Хидаят)

 

Нелюбовь Церкви к Гуманизму – это давняя история. Но, с момента интронизации патриарха Кирилла со стороны клерикальных кругов наступление на идеалы гуманизма усиливается. Причем пламя духовной конфронтации, после принятия «закона об оскорблении чувств верующих» уже перекинулось в «Правовое поле».


Протоиерей Всеволод Чаплин, выступая летом прошлого года  на «Эхе Москвы»  конкретно обозначил кто его главный идейный  противник: «Гуманизм – это антихристианское мировоззрение, это сатанинское мировоззрение. Гуманизм – антигуманен, античеловечен. Гуманизм, то есть идея человекобожия привела в 20-м веке к самым чудовищным преступлениям».

Гуманизм - этот давний идейный соперник Церкви, стал для нее особенно невыносим, когда во главе структуры РПЦ встал человек, ведущий самую бездарную церковную политику, которую можно себе представить. Чтобы так обострить отношения между РПЦ и светской частью (большинством) общества и так дискредитировать Церковь, нужно было очень сильно постараться. Да ладно бы светские люди…  Внутри самой РПЦ, не заметно хоть каких либо признаков любви к своему предстоятелю. Если к Алексию II-му паства питала теплые чувства, то к его преемнику подобных чувств уже не наблюдается.

Фундаменталисты не могут простить святейшему его экуменического прошлого и заявлений в Канберре в 1991 году: о Всемирном Совете Церквей как об «общем доме» и колыбели «единой церкви». Экуменически настроенная паства напротив, осуждает его за драконовскую политику в отношении инакомыслящих, например: опального диакона Андрея Кураева. Малоимущих прихожан раздражает его демонстративная роскошь, состоятельных прихожан – то же самое, поскольку социальная пропасть между олигархами и «средним классом» в нашей стране колоссальна. Среди духовенства наблюдается  заметное финансовое расслоение: от очень богатых, до очень бедных, что тоже не ведет к сплочению рядов и обожанию «святейшего». 

 

 

Даже те, кто его некогда фанатично  поддерживали, типа Кураева и те, теперь к нему в оппозиции.

Одним словом, такой гениальный «кризисный менеджер» - сделал все возможное, чтобы настроить Церковь против Общества, а внутри церкви усугубить все старые противоречия. Естественно, что в данных обстоятельствах спасение,  как всегда - в поиске врагов. И главный враг – светский гуманизм. Слово Патриарха Кирилла, произнесенное на день Торжества Православия 2016-го года, говорит именно об этом:

 «В Новое время возникло убеждение, что главным фактором, определяющим жизнь человека, а значит, и общества, является сам человек. Несомненно, это ересь, и не менее опасная, чем арианство».

Патриарх очень ясно высказался прямо против Гуманизма, тем более что до этого были знаменитые слова отца Всеволода Чаплина: 

«...Гуманизм - это идеология, ставящая грешного человека в центр вселенной. Это предтеча религии антихриста. Не случайно западные воинствующие атеисты называют себя именно гуманистами».

Оставим пока в стороне вопрос о том, кто определяет степень роскоши церковных магнатов – Бог или «грешные человецы», в данном случае важнее гораздо другое. Действительно ли Гуманизм, в частности светский гуманизм – это новое явление, по сравнению с православным фундаментализмом?

Если кто не в курсе, то гуманизм появился задолго до появления Христианства, т.е. явно не в «новое время». Да, на протяжении веков он был жестоко подавляем инквизицией, и когда зародившейся буржуазии он понадобился в качестве идеологической надстройки, его восприняли как нечто новое.

Но, на самом деле, первой  известной исторической формой гуманизма был нравственно-ритуальный гуманизм Конфуция.

 Сократа и Аристотеля также можно с полным правом считать основоположниками этического гуманизма на Западе. Сократ, Платон, Аристотель, стоики, Сенека, Плутарх заложили основы будущего гуманизма и гуманистической этики.

Причем, это самый изначальный, истинный Гуманизм  не был, выбором «пути, в том числе самого греховного» как пытается всех убедить патриарх.

 

 

Философия древних гуманистов была направлена на духовное совершенствование человека путем развития добродетелей. Они стремились к прогрессу отношений в обществе и государстве. У них было разное понимание таких отношений, но ими руководило стремление ко всеобщему благу.

Не был чужд идеалов античного гуманизма и сам Иисус Бен Иосиф, которого современные христиане считают Богом и основателем своей Церкви.

Он, если верить Евангелию, постоянно называет всех людей Своими братьями, в частности, в Нагорной проповеди Он неоднократно повторяет: «Будьте сынами Отца вашего Небесного» (Мф. 5:9, 5:45, 5:48). Кроме того, Иисус несколько раз говорит, что Бог-Отец отдал Ему во власть всю Вселенную: «дана Мне всякая власть на небе и на земле» (Мф. 28:18). Сопоставим эти слова с известным изречением апостола Павла: «Теперь ты уже не раб, но сын и наследник – наследник Богу, сонаследник Христу» (Галат.4:7, Рим.8:17). Из чего напрашивается вывод: теперь каждый человек является даже не сонаследником, а соправителем Христа и обладает всей полнотой власти во Вселенной наравне со Христом. Человек вместо Бога!

Достойным воплощением лучших идей древнего гуманизма служит современное неоконфуцианство, ставшее «духовной» скрепой Китайской Народной Республики.

То, что сейчас пропагандируется на Западе – это не гуманизм, а логическое развитие нигилизма принявшего форму расчеловечивания.

Смешивая гуманизм с идеями нигилизма, идеологи РПЦ содействуют дальнейшему расчеловечиванию общества.  Ведь они умышленно смешивают т.н. «ересь человекопоклонничества» с современной идеологией расчеловечивания. Не видеть разницы между философией человечности  и  пост-гуманистической антифилософией  вседозволенности, может только безграмотный. Если умный и образованный человек смешивает понятия, значит, он делает это сознательно. А зачем это делать сознательно, если не с целью ввести в заблуждение? Спрашивается: зачем ему это нужно?

Первый мотив был обозначен в самом начале статьи. Самый лучший способ отвлечь внимание от своих ошибок – это начать критиковать кого-то еще кроме себя.

О втором мотиве проговорился Жириновский, заявив в январе этого года в Госдуме,  что качественное образование угрожает буржуазному режиму:

«Чем лучше образован народ, тем быстрее будут революции, и вас всех погонят. Подрастающее поколение будет более образованным. Все оранжевые революции совершает молодежь. Они через 10 лет будут голосовать через Интернет. И кого выберут? Не нас с вами, а тех, кто пообещает больше свободы. Потом вы будете сидеть дома, а на улице будет толпа шуметь».

 

 

Конечно, работникам РПЦ до такой откровенности еще далеко, но они, несомненно, вместе с депутатом Жириновским выполняют заказ российской элиты. А поскольку реальный Гуманизм – это философия, мотивирующая человека на развитие его потенциала, то соответственно необходимо:

а) дискредитировать гуманизм через разные псевдогуманистические организации, действительно опошляющие идеалы Гуманизма разными перверсиями;

б)  подвергнуть этот псевдогуманизм справедливой критике, подведя под нее и Гуманизм настоящий, чтобы окончательно дискредитировать саму идею светского гуманизма в глазах народа.

Первую задачу решают  либералы и фанатики от атеизма (т.н. «воинствующие безбожники»), вторую – клирики и религиозные фанатики. В результате мутные потоки лжи, изливаемые этими, вроде бы как антагонистами, в конечном счете, льются на одну мельницу  буржуазной пропаганды.

Пока эта грязная вода дезинформации успешно раскручивает колеса российского капитализма, в это же самое время,   в душах людей - разгорается пламя религиозного и атеистического фанатизма. Общество заметно дестабилизируется, распадаясь на враждебные друг другу мировоззренческие ”куски”.

Поэтому, на мой взгляд, имеет смысл разъяснить верующим и атеистам что такое истинный  Гуманизм и в чем его сущность?

Как говорил Лев Николаевич Толстой: «Гуманизм — это то единственное, что, наверное, осталось от ушедших в небытие народов и цивилизаций,— книги, народные сказания, мрамор изваяний, архитектурные пропорции».

Исчерпывающее определение Гуманизму дали последователи Конфуция, еще задолго до того как первые христиане смогли сформулировать свои первые догматы.

 Это понятийная категория  —  Жэнь (гуманность, человеколюбие).

Она обозначает понятие «уважения», «великодушия», «доброты», «серьёзности», «искренности». Высшая добродетель из  пяти добродетелей конфуцианства, которые должен иметь благородный муж. Выражается она в любви к ближнему, заботе о людях, совмещая три главных смысловых аспекта:

  1. морально-психологический — любовь и сострадание к людям
  2. социально-этический — совокупность всех видов правильного отношения человека к другому человеку и обществу
  3. этико-метафизический — симпатически-интегративная взаимосвязь отдельной личности со всем сущим, включая неодушевленные предметы.

По большому счету, за последние две с половиной тысячи лет, в понимании Гуманизма, ни чего принципиально не изменилось.

С тех давних пор, любой истинный гуманист призван, с одной стороны, менять мир к лучшему, с другой стороны, — меняться самому, преодолевая в себе отрицательные качества, реализовывать «золотое правило морали»: не навязывать другому того, чего не желаешь себе.

На притяжении веков цель всех гуманистов — создать наилучшие условия для человеческого бытия по сравнению с  рабством, крепостничеством, капитализмом.

Во все времена гуманисты работали  на развитие народного образования и приобщение народа к достижениям культуры.

Гуманизм до сих пор все тот же. Я имею в виду настоящих гуманистов, а не фэйковые симулякры, как бы помпезно они ни назывались.

Если сравнить отрицательные качества человека, с которыми он призван расстаться и положительными качествами, которые он должен в себе развивать, понимаемые гуманистами и учителями церкви, то мы не увидим принципиальных различий.

Другое дело, когда речь заходит о нигилистах.  Там сплошной «трэш» и «угар».

 

 

Нигилизм так удачно примазался к Гуманизму, что их порой легко спутать, чем и пользуются разные демагоги.  Да, собственно говоря, буржуазный гуманизм всегда был с душком нигилизма, ведь он является отражением изначально гнилых социально-экономических отношений.   Теперь, когда процесс гниения капиталистического строя достиг своей естественной фазы разложения,  буржуазный гуманизм, отравленный миазмами нигилизма, выродился в пост-гуманизм. Свобода человека, понимаемая на Западе как вседозволенность, распространяется, в том числе и на традиционно табуированные сферы. И избавляясь от последних остатков гуманизма, данная идеология становится чистым нигилизмом, от которого уже не далеко и  до фашизма.

Но, если посмотреть не близоруко, а пристальнее, то окажется что нигилизм, является также и давним спутником религии. Ведь религия – это тоже продукт классового общества, причем того общества, которое уже давно пережило стадию разложения и канула в лету. Выражается этот религиозный нигилизм в исступленности раскола дошедшего до массовых самосожжений, в деструктивности  тоталитарного сектантства с его эсхатологической истерией, в «штрихофобии» и «голубом лобби». Выражается он и в неадекватных высказываниях церковных функционеров типа: 

«Нравственное дело, достойное поведения христианина, – уничтожить как можно больше большевиков, чтобы отстоять вещи, которые для христианина являются святыми, и свергнуть большевистскую власть» (Протоиерей Всеволод Чаплин).

И коли об этом зашла речь в преддверии столетия  русской «февральской» (12 марта 1917 года по григорианскому календарю) революции переросшей затем  в «октябрьскую», то стоит напомнить, что историки располагают многочисленными фактами снисходительности большевиков к побежденным, стремления наладить деловое сотрудничество с представителями буржуазной интеллигенции, самой буржуазией и т. д.

Лишь позднее, в условиях гражданской войны, «белого» террора, иностранной интервенции, контрреволюционных заговоров, саботажа, в массах получили распространение рецидивы жестокости, вандализма и беззаконных действий, в ходе которых пострадали и представители Церкви.

Поэтому утверждение того же Чаплина: «Ленин инициировал репрессии против верующих» - это банальная ложь. На самом деле, именно «верующие», не смирившиеся с утратой частной собственности на средства производства, инициировали «белый террор». А когда получили «ответку», стали рядиться в  хламиды невинных мучеников.

За  прошедшие сто лет, похоже,  ничего у нас не изменилось…

 

Иван Наговицын. 

Председатель Движения Духовного Освобождения.


Расскажите своим друзьям