«Денег нет, но вы держитесь»

 

 

Крылатая фраза российского премьера Медведева – это не просто предмет для иронии по отношению к главе правительства. Это диагноз всей экономической политики правящего класса.

 

«Денег нет» ни на что … ну почти. Идет сокращение всего и экономия на всем, на чем только можно.  

Вот принятый только что (конец октября) Думой в первом чтении бюджет РФ на 2018-й и на период до 2020 года. Медведев бодро докладывает о «выполнении социальных обязательств» этим бюджетом. А на деле? Будем ссылаться на информацию канала «Царьград» и выступающих там экономистов академика Сергея Глазьева, Делягина, Вячеслава Жуковского.

Итак, расходы на здравоохранение вырастут (ура!) на 1,2 миллиарда рублей, но … вспомним об инфляции, с учетом которой речь идет об их сокращении на 4%. На образование рост около 3%, с учетом инфляции – снижение на 1%. Снижаются расходы на НИОКР. Это при постоянных утверждениях власти о ее ставке на «человеческий капитал» и «новые технологии и цифровую экономику». Всего, к 2020-му по сравнению с 2017 годом долю расходов на социальную политику предполагается снизить с 5,5 до 4,4%, на национальную экономику с 2,8 до 2,2%. Как заявил представитель минфина, не заложены расходы «на продовольственную помощь». Была такая мысль перечислять малоимущим на специальную карту деньги на покупку продуктов отечественного производства. Не, ну нормально: и бедноте и своему производителю подмога. Но … «уже поздно на этот бюджетный цикл» (2018-2020) гг.), - заявила С. Гашкина, директор департамента бюджетной политики минфина. Дело в том, что минфин, минтруда и минпромторг не договорились о числе нуждающихся. Цифра колебалась от 4 до 19 млн. Типа ничего, беднота подождет до следующего цикла – ей же не срочно покупать яхты за миллионы долларов.

Вспомнить можно еще многое, от социальных проблем до высоких технологий. И постоянное урезание отечественной космической программы. И отмену индексации пенсий в начале года с заменой на неполноценную разовую выплату. И продление заморозки на накопительную часть пенсии. Это притом, что даже по данным ультралиберальной Высшей школы экономики у 54% пенсионеров денег не хватает на еду и одежду, а у 12% - просто на еду. Доля расходов на образование ниже приблизительно в полтора раза, чем в развитых странах. В абсолютных же величинах расходов на одного учащегося разница уже «в разы». Доля же расходов на здравоохранение ниже приблизительно в два раза.

 

 

  

Для кого нет, а для кого – навалом

 

Но для всех ли «денег нет»? Да, с учетом грядущих выборов президент уменьшил зарплаты депутатам и членам правительства. Но они все равно остаются крайне высокими. В Государственно Думе – это в районе 400 тысяч рублей. А ведь есть еще различные льготы и доплаты, которые практически удваивают эту сумму.

Однако больше всего поражают доходы «живущих на одну зарплату» государственных мужей. Рекордсмены тут нефтегазовые короли, главы Газпрома Алексей Миллер и Роснефти Игорь Сечин. По данным журнала Forbes (24 ноября 2016), - в 2015-м это было  соответственно 17,7 и 13 млн. … не подумайте плохого, не рублей, долларов. Впрочем, это был неудачный год. Годом ранее было 27 и 17,5 млн. Третьим шел глава Сбербанка Герман Греф – 11 млн. Годом ранее третьим был глава ВТБ Андрей Костин с 21 млн., но на этот раз он не успел подать данные. «Скромный» бывший глава РЖД Владимир Якунин получил, по данным того же источника, 343,2 млн. рублей (!).

Не будем распространяться об имуществе, денежной и в виде недвижимости, таких слуг народа как министр финансов Силуанов или оказавшийся за решеткой Улюкаев. О том, что размер их имущества не сильно коррелирует с официальной зарплатой – это отдельный вопрос. Мы же об официальных госрасходах говорим. О том, что там «денег нет». Для кого нет? А для кого есть, помимо вышеуказанных «народных слуг»? Особенно наглядно это видно по политике Центрального банка во главе с госпожой Эльвирой Набиуллиной, чью финансовую политику уже назвали «ураганом Эльвира». За последние три года на поддержку российских банков было направлено порядка 3,5 триллионов (!) рублей. Канал «Царьград» 30 октября: «Деньги поступали в виде прямых вливаний в капитал, выдавались банкирам на оздоровление других проблемных банков и текли полноводной рекой в фонд страхования вкладов, пополнение которого почти полностью легло на печатный станок Центробанка. Итог, правда, оказался весьма плачевным: из 32 банков, получивших помощь от государства, лишь половина зафиксировали фактическое увеличение капитала. Каждый второй банк потерял все выделенные деньги и лишь 4% пустили на заявленные цели – кредитование приоритетных проектов в экономике». Деньги есть для банкиров, которые направляют эти деньги не на финансирование экономики, а на финансовые спекуляции и выводит за рубеж.

Другая свежая новость: государственная Дума одобрила законопроект на продление моратория на полную выплату компенсаций вкладчикам банка СССР. На это тоже денег нет – власть ждет, когда вкладчики СССР просто вымрут естественным образом. По данным Росстата 22 млн. человек имеют доходы ниже прожиточного минимума. Минимума, установленного правительством, и который сам по себе является издевательским. Но и эти люди платят те же 13% со своих доходов, что и миллиардеры, а путинский режим горой встает против введения прогрессивной шкалы налогообложения. Хуже того, на население постоянно сваливаются новые и новые побочные налоги, типа налога на капремонт, которого надо ждать десятилетия. Специалисты подсчитали, что благодаря этому реальная налоговая нагрузка на малоимущих составляет порядка 39%. Правительство раз за разом придумывает для них новые поборы, но не трогает олигархат. «Денег нет». Точно так же рассуждала и действовала французская монархия в начале 1789 г. Дождалась революции. Надеюсь, господа, и вы дождетесь. Вот тогда «держитесь».                  

 

 

Правда ли «нет денег»?

 

Может, и вправду денег нет? Ну, хорошо, а как быть с бюджетом? Когда его принимают, то учитывают только те деньги, которые «железно» есть. Т.е. суммы, заложенные в бюджет, абсолютно законные. По итогам года нереализованными остаются сотни миллиардов рублей. Почему бы не потратить их на социальные цели или на развитие промышленности, науки, охраны природы? Нет, «денег нет».  

Самый главный источник денег в нашей сырьевой экономике – поступления от экспорта нефти и газа. Только за время, последовавшее после согласованного с ОПЕК сокращения добычи нефти, Россия, по признанию министра энергетики А. Новака, получила дополнительных (!) доходов на сумму от 700 млрд. до 1 трлн. рублей. Для сравнение в бюджете на текущий год предусмотрено на социальную политику 5092 млрд. рублей, на национальную экономику – 2069 млрд., на оборону – 1021 млрд., на образование – 595 млрд., на здравоохранение – 378 млрд., на охрану окружающей среды – 90 млрд. рублей. При этом в бюджет были заложены доходы от нефтегазового сектора в размере 5050 млрд. рублей. Теперь – вот радость! – мы получили нежданные еще почти триллион. Опять «нет денег», чтобы увеличить хотя бы некоторые из приведенных статей? Смотрим в начало статьи на обсуждаемый проект бюджета на 2018 г.

Увы, полученные деньги уходят в Резервный фонд или … на покупку американских ценных бумаг. Т.е. на развитие экономики другой страны, по отношению к которой РФ изображает себя главным мировым оппонентом. Оценки несколько отличаются, но это порядка 100 млрд. долларов или несколько больше, т.е. порядка 6 трлн. рублей. А на развитие своей экономики нельзя? Я уж не говорю о социальной сфере. Однако самый большой неиспользованный источник связан и с другим вопросом:

 

Может все это ради «блага родины»?

 

Действительно, правительство уверяет, что это очень хорошо. Мол, американские бумаги  самый надежный инструмент, гарантированный самой мощней экономикой планеты. На предупреждение, что в условиях обострения противостояния между РФ и США последние могут просто заморозить российские средства, нам отвечают, что американцы этого не сделают, чтобы не портить свою репутацию. Интересно, а очень отразилось на их репутации, скажем, замораживание ливийских денег, когда США занимались ликвидацией режима Каддафи?

Самый жирный кусок, оторванный от экономики нашей страны и благосостояния ее народа связан, однако, с офшорами. Крупнейшие компании России регистрируются и платят значительную часть налогов в странах с низким налогообложением, уводя колоссальные суммы из страны. Об этом говорилось давно, и с этим явлением борются во многих странах. Заикнулся об этом и Путин еще в 2012 году: «Притчей во языцех стал офшорный характер российской экономики. Эксперты называют такое явление бегством от юрисдикции. По некоторым оценкам 9 из 10 существенных сделок, заключенных крупными российскими компаниями, включая, кстати, компании с госучастием, не регулируются отечественными законами. Нам нужна целая система мер по деофшоризации нашей экономики. И поручаю правительству внести соответствующее комплексное предложение по этому вопросу». И т.д.

Прошло пять лет. Наконец, реакция правительства на проект закона о  принудительной деофшоризации. По словам вице-премьера Шувалова, имеющего, к слову сказать, элитные активы в Европе, «принудительные меры перевода широкого круга системообразующих организаций в юрисдикцию Российской Федерации создадут значительную риски для экономики страны». Еще раз: если перевести организации и их, соответственно деньги, в нашу страну – это создаст риски для экономики.

Маразм? Только с точки зрения интересов страны и большинства населения. Но у правящего класса свои интересы. Их интересует своя «экономика», свои деньги и ничего больше. Речь идет о гигантских суммах, которые могли бы кардинально изменить экономическое положение страны и поднять уровень жизни населения. Речь идет о 199 юридических лицах, на которые приходится 70% национального дохода: Алроса, Газпром, Норникель и т.д. По данным национального бюро экономических исследований США, в 2016 году граждане РФ хранили в оффшорах около 1 трлн. долларов, т.е. порядка 60 трлн. рублей, т.е. порядка 60% ВВП страны. Львиная доля компаний, выводящих средства из страны, занимаются добычей и транспортировкой сырья. Иначе говоря, при покровительстве правительства РФ, а, следовательно, и ее президента, происходит грандиознейшее разграбление ресурсов страны с выводом полученных средств в другие страны.     

В заключение на ум приходит пара известных цитат американских «доброжелателей». Уж очень они откровенны. Первую лет 15 назад обронил Бжезинский: «Россия может иметь сколько угодно ядерных чемоданчиков, но поскольку 500 миллиардов российской элиты лежат в наших банках, вы еще разберитесь: это ваша элита или уже наша?». За прошедшее время сумма удвоилась.

А вот откровение американского экономиста Джеффри Сакса, известного разработчика шоковой терапии для ряда стран, советника Егора Гайдара: «Российское руководство превзошло самые фантастические представления марксистов о капитализме: оно сочло, что дело государства – служить узкому кругу капиталистов, перекачивая в их карманы как можно больше денег и поскорее. Это не шоковая терапия. Это злостная, предумышленная, хорошо продуманная акция, имеющая своей целью широкомасштабное перераспределение богатств в интересах узкого круга людей».

 

 

Деньги есть. Их очень-очень много, но они в руках того класса, которому глубоко плевать и на страну и на ее народ. Хватит ура-патриотизма а-ля Путин! Надо организовываться для взятия власти другим классом – пролетариатом, большинством населения страны. Его союзник – не буржуа  своей страны, а пролетарии всех стран. Наш лозунг – пролетарский интернационализм.     

Юрий Назаренко.

 


Расскажите своим друзьям