До суда дело могло бы не дойти…

 

 

26 января сего года, я дал в суде свидетельские показания по делу «секты Коковина». 

В Ирбейском районном суде Красноярского края судят основателя псевдоправославной секты, в которой издевались над людьми. Лидеры секты заманивали молодых людей в глухую деревню и проповедовали им сомнительную религию. Материалы следствия гласят: Коковин подчинял своих жертв, ломая их психику, морил голодом, избивал, запрещал общаться с родными.

Пришел и мой черед свидетельствовать на суде. Заседание продолжалось около четырех часов. Подсудимый, отказавшись от защиты со стороны адвоката, сам, со своими подручными,  задавал мне одни и те же бессмысленные вопросы, стараясь видимо затянуть судебный процесс и взять меня на измор софистикой, подлавливая на каких-то мнимых противоречиях.

Такое ощущение, что подсудимый и потерпевшие, полностью ушли в «параллельный мир». Мир, в котором антихрист правит миром, а утробные младенцы разговаривают с Верой Павловной. Мир, в котором злые духи являются причиной человеческих болезней и российский паспорт есть «печать Зверя».

 

 

Эти бедные люди, совершенно не понимают,  в какой стране они живут и что сейчас в ней происходит.

Эти люди, которые стали жертвой своего собственного ума, омраченного фанатичными иллюзиями, действительно не понимают, что на территории России не «оккупационный режим», а буржуазная республика, в которой народ, все еще является источником власти. Это хорошо видно по сегодняшней предвыборной избирательной компании.  Исход предстоящих выборов до конца непредсказуем, это видно по волнению тех, кто не хочет покидать свои «насиженные места». Одним словом, при всех пороках капиталистической системы, у нас на дворе не Московское царство с трепещущими крепостными, а буржуазная демократия, при которой права человека не являются пустым звуком, хотя нам и приходится их постоянно отстаивать.

Наконец, я смог познакомиться лично с некоторыми членами секты. Могу сказать уверенно, у них есть все шансы вернуться к нормальной жизни.  Трагедии еще не произошло. И не произойдет, если лидеры секты, все-таки осознают, что не надо так агрессивно противопоставлять себя обществу.

 

 

Даже могущественные правители прошлого и современности, всегда были  вынуждены считаться с общественным мнением. Вынуждены считаться с обществом и лидеры таких огромных и влиятельных религиозных организаций как Папа Римский и Патриарх Московский.

Жить в обществе и не зависеть от общества не возможно. Пора бы и руководителям такой малюсенькой религиозной организации как «Обитель Милосердия» в селе Минушка Ирбейского района,  это тоже усвоить. До бесконечности плевать в лицо общественности и на общественный уклад жизни у них не получится. Лично для них это путь за колючую проволоку. Если этот суд их не приговорит к лишению свободы, то это сделает следующий суд. Если, конечно они не поймут,  тот месседж, которое им посылает общество…, и не начнут вести себя разумно.

Данный судебный процесс вскрыл принципиальный общественный конфликт. Это борьба двух позиций – позиции гражданской и позиции антиобщественной.

Антиобщественная позиция возвещает устами сектантов-штрихофобов:  «В России оккупационный режим»!

Гражданская позиция  отвечает: «Источник власти в России – это ее многонациональный народ. Но, благодаря своей политической и социальной пассивности, а так же в силу государственно-капиталистического уклада общества,  он не может в полной мере реализовать свою законную власть»!

Антиобщественная позиция выражается в огульном очернении реальности и в откровенной клевете.   Гражданская позиция выражает себя, хотя, зачастую, в беспощадной, но все же – конструктивной критике.  Законодательная и исполнительная власть – это зазнавшаяся и отгородившаяся от народа бюрократия, но не оккупационный режим.  Бюрократия, не может отменить главное и основное завоевание Республики – общенародный характер государства. Хотя бюрократия и всячески попирает республиканский принцип, но не может окончательно его ликвидировать, не ликвидировав при этом саму себя.   И это дает трудовому народу возможность, отстаивать остатки своих прав и социальных гарантий, завоеванных им сто лет назад в ходе революции.

 

 

Поэтому ситуация в нашем обществе сложная, неоднозначная, но отнюдь не черно-белая как в сектантской пропаганде.

Буржуазная демократия, стоит на службе чиновников и  олигархов. Мир буржуазной демократии – это джунгли, в которых ежедневно идет борьба за выживание. Но, джунгли – это лучше чем сектантское стойло, в которое адепты Коковина и Орловой, сами себя загнали.

Я надеюсь, что рано или поздно ребята, оказавшиеся в секте, поймут, что нет смысла бежать от жизни. Да, наша окружающая действительность – это по словам Ивана Ефремова – все еще «мир Инферно», но  ее можно и  нужно изменить. Надо не уходить в секты и выдумывать свой «параллельный мир», а применять свои знания и навыки на пользу обществу.

Еще один важный социальный вопрос вскрыт этим судебным процессом. Долгое время данная религиозная организация, дело которой теперь рассматривает Ирбейский районный суд, находилась под полным покровительством государства (которое они считают оккупационным режимом). У руководителей этой мракобесной секты были одни права, и ни каких обязанностей перед обществом. Ни кто, со стороны государства, не  контролировал их на предмет соблюдения законов и прав человека внутри их организации, не координировал их взаимоотношения с обществом. Никто. Просто потому что некому. А ведь до суда дело могло бы не дойти будь в нашей стране аналог  «Совета по делам религий» в виде федерального агентства по делам религиозных организаций. Если бы такой государственный орган, осуществляющий контроль за соблюдением законов, касающихся религиозных структур, и имеющий полномочия лишать государственной регистрации те  организации, которые занимаются антиобщественной деятельностью, был в наличии, то Коковин скорее всего не дошел бы до скамьи подсудимых.

 

 

Родители, вовлеченных обманом в секту молодых людей, просто могли бы обратиться к чиновнику, а тот, в свою очередь, вызвав Коковина «на ковер» и пригрозив лишить его секту регистрации со всеми вытекающими последствиями, наверняка сумел бы его убедить вести себя в соответствии с Конституцией и УК РФ и общепринятыми нормами морали.

И вероятнее всего 90 % всех конфликтов на религиозной почве разрешалось бы в стенах кабинетов федерального агентства, не перерастая в уголовные дела. Ведь следствие, суд и тюрьма – это все-таки крайние меры и лучше до них не доходить.

Я ни в коем случае, не желаю гражданину Коковину снова оказаться за решеткой, хотя он и сам добивался этого с завидным упорством…

Но, я хочу, чтобы в нашей стране, был наведен порядок в религиозной сфере.

 

Иван Наговицын.

   

Расскажите своим друзьям