Движение "Желтые жилеты": кризис углубляется

 

 

Движение «Жёлтых жилетов» было вызвано заявлением о повышении цен на топливо. Но, конечно же, оно порождено более серьезными причинами. Просто рост цен на топливо, сам по себе, безусловно, не вызвал бы такого гнева, если бы он не подлил масла в огонь к уже сложившейся ситуации крупного глобального экономического кризиса, роста нищеты и безработицы, что во Франции вытекает в еще большее давление на рабочий класс, вынужденный расплачиваться за это. К этому мы также должны добавить сокращение всех социальных пособий.

Впервые, несмотря на всю мощь буржуазной пропаганды, это движение поддержано подавляющим большинством населения. Более 80%, согласно опросам. Оно неоднородно, но глубоко укоренилось в массах. В нем нет лидеров, нет профсоюзов, нет посредников.

 

     

Географически все началось с провинции. Небольших городов. Показательным может быть 18-тысячный город Тюир, где сожгли префектуру. Основу составили люди из таких городов и деревень — фермеры, рабочие, мелкие предприниматели, железнодорожники. Между прочим, не последнюю роль сыграли именно железнодорожники, так как они первыми начали забастовку, заблокировали пути и даже сломали рельсы, ведущие на северный вокзал Парижа.

То есть демографически рядовой участник движения — это белый французский рабочий старше 40. И из-за этого достаточно быстро туда пришли правые.

Но, не смотря на это, в общей массе, ярко выраженного расизма в движении нет. Как нет и левой повестки. Они сами изначально подавали себя как аполитичные.

Анархисты первые две недели держались в стороне. Многие анархистские блоги делали заявления о том, что там правые, и мы не хотим ходить вместе с ними по улицам. Но потом они поняли, что протест гораздо шире — это народ, который устал. Который не верит ни левым, ни правым. Который не знает, куда себя деть, и у которого нет собственного политического языка или политической культуры. Это люди со скромным достатком, которые не знают, куда пойти и на кого полагаться. В итоге анархисты решили, что нужно присоединятся к движению, и 1 декабря они уже были на улицах.

 

 

Мы уже знаем межклассовые движения в истории, в том числе Жакерию.

Например, увеличение феодальных налогов привело к ряду крестьянских восстаний под руководством нового класса, рожденного рынком: свободных фермеров, которые из простых крестьян сумели стать землевладельцами, достаточно образованными, чтобы организовывать и вести крестьянство на политическую борьбу. Но из-за рассеянного характера сельскохозяйственного производства и необходимости прекратить восстание во время сбора урожая, эти восстания были остановлены дворянством. Так было в случае Жакерии во Франции в 1358 году и восстания Вата Тайлера в Англии в 1381 году.

Были в прошлом и другие движения, которые имели межклассовые компоненты.

Мы знаем, что в истории ни одно революционное движение не казалось идеально чистым с реальным пониманием того, что оно представляло. Таким образом, Парижская Коммуна началась с националистических требований ведения войны. Русская революция началась с женского восстания, которое требовало хлеба. Практически то - же самое послужило и для начала Французской революции. Британская буржуазная революция Кромвеля началась вокруг вопроса о религии, прежде чем она стала гораздо более значимой, поскольку также имела межклассовые компоненты.

Несмотря на то, что «жакерии» не длились долго и не могли ничего решить, факт остается фактом: они провозвестили о появлении нового мира. Они поставили вопрос, несмотря на то, что он не мог быть решен на их уровне.

 

 

Таким образом, мы могли бы игнорировать движение «Желтых жилетов», оправдываясь нашим «марксистским катехизисом», ожидая, когда борьба рабочих созреет до чистоты «догматических положений» диванных стратегов. Но, мы так не сделаем.

Какие уроки мы можем извлечь из этого движения для развития классовой борьбы рабочих?

Конечно, мы не должны ожидать слишком многого от этого типа межклассового движения, но из-за определенного количества характеристик оно становится объектом нашей поддержки и ориентиром для настоящей и будущей борьбы, выдвигая на повестку:

• Необходимость бороться и противостоять новым наступлениям на интересы рабочих.

• Попытку контрнаступления на буржуазию с ее мерами жесткой экономии, которые продолжались с 1980-х годов, и, в этом смысле, это одна из первых крупных попыток проявить инициативу на улицах против катка прущей напролом буржуазии.

• Конструктивного выхода революционного гнева масс против всех политических, экономических и медийных сил, которые навязали им эту ложную «демократию».

• Вызов политическим интригам правящего класса. Желтые Жилеты отказываются назначать делегатов на переговоры, потому что стремятся к прямой демократии.

 

   

Такой способ организации протестов совершенно не знаком французскому правительству. Оно не привыкло работать с такими движениями. Ведь последние десять лет протесты развивались примерно одинаково. Сценарии молодежных протестов были крайне похожи: все начинается как низовое движение, мобилизуются университеты, но постепенно верх над этим берут профсоюзы и задают тон движению. Переговоры ведутся именно с ними. Так, например, в 2006 году за счет кулуарных переговоров профсоюзов и социалистической партии удалось увести людей с улицы. А тут просто не с кем переговариваться. Поэтому режим и пошел на уступки.

С другой стороны, французская буржуазия и ее прихвостни не ошиблись. С самого начала все их политические партии (как правые, так и левые), их профсоюзы и их завравшиеся СМИ выступили против этого движения, описав его сначала как крайне правое, затем выставляя крайне левыми, чтобы затем попытаться дискредитировать их как шайку бандитов, которая не способна предложить политическое решение проблемы, так как имеет противоречивые и неопределенные требования. Это движение несет реальную угрозу капиталистическому строю.

После 3-х недель борьбы все левые партии и объединения теперь плетутся в хвосте движения, особенно в попытке оседлать его, и особенно в тех секторах, где они могут найти общий язык со школотой.

 

   

Самая большая опасность для этого движения состоит в том, что оно в конечном итоге возрождает социал-демократию, которая могла бы представить себя в качестве левой альтернативы жесткой экономии, обещанной крупной буржуазией остальным политическим классам, не ставя под сомнение основы, на которых строится капиталистическое общество. Под социал-демократией мы имеем в виду: движение, которое идет от Социалистической партии и ее многочисленных сект, «Lutte Ouvriere» (Рабочая борьба) и «Новая антикапиталистическая партия» (ведущие французские троцкистские организации), сталинистов (Французская «Компартия»)) и «Непокоренную Францию» (последователей Меланшона). Они и «Французская демократическая конфедерация труда» могут использовать свой социальный статус, чтобы начать давать советы и предложения для обсуждения Макрону и его правительству.

Какие первые уроки мы можем извлечь из примера этого движения?

 

 

• Прежде всего, мы видим возобновление массовой социальной борьбы против жесткой экономии (чего не было с 2010 года во Франции) и завершение спада после прошлых неудач классовой борьбы.

• Повсеместное развитие повестки, которая выходят далеко за рамки одного вопроса о налоге на бензин, вплоть до перспектив построения нового общества. Конечно, это движение еще политически незрелое, но оно позволяет искать коллективные способы борьбы (собрания, избранных делегатов, которых можно отозвать в любое время, отказ от парламентской демократии) и действия, которые абсолютно необходимы для любой перспективы классовой борьбы трудящихся и ее расширения. Это движение сейчас распространилось на Бельгию и Нидерланды. Поэтому речь идет уже о международном процессе, не ограниченным одним государством!

• Только революционная борьба рабочего класса может реально предложить решение для всего человечества, попавшего в тупиковую ситуацию нынешнего капиталистического мира переживающего экономический кризис. Единственная реальная перспектива состоит в том, чтобы рабочий класс организовывался в рабочие и забастовочные комитеты, избранные и подлежащие отмене в любое время, чтобы рабочие собирались на своих рабочих местах, обсуждали и определяли свои требования и свою программу действий. Без этой новой фазы движение «Жёлтых жилетов», как и все другие Жакерии прошлого, не будет длиться долго. Желтые жилеты являются признаком нынешней слабости рабочего класса, который еще не смог проложить реальный путь вперед для человечества из тупика капитализма.

• И чтобы решить эту великую задачу по преобразованию общества, рабочий класс должен объединиться вокруг своей собственной интернациональной, коммунистической и революционной политической партии.

 

    

«Все до сих пор происходившие движения были движениями меньшинства или совершались в интересах меньшинства. Пролетарское движение есть самостоятельное движение огромного большинства в интересах огромного большинства». (Манифест Коммунистической партии. Маркс и Энгельс)

Оливье Дюкре

    

Расскажите своим друзьям