К 110-летию со дня рождения Ивана Ефремова.

 

 

22 апреля исполняется  110 лет Ивану Антоновичу Ефремову — гениальному ученому, писателю, философу. А также истинному коммунисту, хотя никогда и не состоявшему в компартии. 

(Согласно записи в метрической книге, он родился в 1908 году, однако ещё в юности Ефремов «добавил» себе год, чтобы раньше начать работать, поэтому обычно в своих автобиографиях он ставил годом рождения 1907).

Идеи Ивана Ефремова настолько опережали время, в котором он жил, что уже при жизни появились настойчивые слухи, что Ефремов — инопланетянин, путешественник во времени, индийский йог и т.п.

Ну, например, сегодня мы можем констатировать, что пока реальностью из всех социальных прогнозов Ивана Ефремова стал самый худший вариант общественного устройства, описанный в запрещенном в советское время романе «Час Быка».

 

Кто-то из запретителей - увидел в ней карикатуру на советскую действительность, но, на самом деле, Ефремов писал не об этом.
Этот роман-предупреждение вышел в конце 60-х годов прошлого века и повествовал о социальной и нравственной катастрофе на планете Торманс, в которой царит инферно, разрушающий и сжигающий души ад при жизни.
Властвует на Тормансе олигархия, народу остается борьба за выживание и пошлая всепроникающая массовая культура.
Сам писатель говорил о «взрыве безнравственности», за которым последует «величайшая катастрофа в истории в виде широко распространяемой технической монокультуры» - разве не это видим мы сейчас вокруг и далеко не только в России?

Впрочем, сама по себе история жизни Ефремова тянет, если не на фантастический, то на приключенческий роман.

Родился в деревне Вырица Царскосельского уезда Петербургской губернии в семье лесопромышленника. В 1914 году семья переезжает в Бердянск, где Иван Ефремов поступает в гимназию. Революция сопровождается давно назревшим разводом родителей, в 1919 г. мать с детьми перебирается в Херсон, выходит замуж за красного командира и уезжает с ним, оставив детей тётке, которая вскоре умирает от тифа. Иван прибивается к красноармейской автороте, вместе с которой «сыном полка» доходит до Перекопа.

 

Антип Харитонович Ефремов с сыновьями Иваном и Василием

 

При бомбардировке Очакова был контужен, с той поры слегка заикался.

В 1921 году, демобилизовавшись, едет в Петроград с твёрдым намерением учиться и, благодаря бескорыстной помощи учителей, оканчивает школу за два с половиной года, пройдя программу за пять лет. В 1923 году Ефремов сдаёт экзамены на штурмана каботажного плавания при Петроградских мореходных классах и, после окончания школы, весной 1924 года уезжает на Дальний Восток. К палеонтологии молодой Ефремов пришёл, познакомившись в 14 лет с академиком П. П. Сушкиным, который открыл для него эту науку и помог сделать в ней первые шаги. Отплавав по протекции знаменитого капитана Д. А. Лухманова навигацию на Тихом океане простым матросом в 1924 году и побывав в Японии, будущий палеонтолог возвращается в Ленинград и поступает в университет на биологическое отделение. Но доучиться он не смог - с середины 20-х его жизнь проходит в экспедициях, приносящих многочисленные ценные находки и открытия.

Список его экспедиций внушает уважение: 1925 – орнитологическая экспедиция в Азербайджан, плавание по Каспийскому морю капитаном катера. 1926 – Тургайская палеонтологическая экспедиция. Палеонтологическая экспедиция на гору Большое Богдо. 1927 – Палеонтологическая экспедиция на реки Ветлуга и Шарженьга (по её итогам Ефремову впоследствии была присуждена премия имени А. А. Борисяка и вручён почётный диплом Лондонского Линнеевского общества). 1928 – вторая экспедиция на реки Ветлуга и Шарженьга. Вторая экспедиция на гору Большое Богдо. 1929 – экспедиция в Среднюю Азию. Экспедиция в Каргалинские рудники (Оренбургская область). 1930 – Урало-Двинская геологическая экспедиция. 1931 – Нижне-Амурская геологическая экспедиция. 1932 – Олёкмо-Тындинская геологическая экспедиция. 1934 – Волжско-Камская палеонтологическая экспедиция. Верхне-Чарская геологическая экспедиция. 1935-1939 – палеонтологические раскопки у села Ишеево (Татария). 1941-1942 – участие в Экспедиции Особого Назначения. 1946 – первая палеонтологическая экспедиция в Монголию. 1948 – вторая палеонтологическая экспедиция в Монголию. 1949 – третья палеонтологическая экспедиция в Монголию.

В 1935 году Ефремов становится кандидатом (при том, что диплом об окончании Горного института получает лишь два года спустя), а в марте 1941-го — доктором биологических наук (диссертация «Фауна наземных позвоночных средних зон перми СССР»). В это время Иван Антонович уже живёт в Москве, поскольку в 1935-м сюда переезжает Палеонтологический институт.

В 40-е годы Ефремовым разрабатывается новая отрасль знания — тафономия. Так было названо учение о закономерностях сохранения остатков ископаемых организмов в слоях осадочных пород. Во время Великой Отечественной войны, во время эвакуации И. А. Ефремов начинает писать свои первые «рассказы о необыкновенном», в которых сочетается научная фантастика и приключения. В дальнейшем его мировоззрение и вера в светлое "космическое" будущее отразились в его произведениях, по которым читатель может проследить эволюцию мысли писателя - от искреннего энтузиазма ("Туманность Андромеды") до тревожного скептицизма ("Час Быка").

Играя в виде фантастики на контрасте между коммунистической цивилизацией Земли и олигархическим строем Торманса, Ефремов пытается постичь проблему, которая давно мучает лучшие умы «всех времён и народов». Почему, даже достигнув достаточно высокого уровня в технике и потреблении, цивилизация так и не приблизилась к реализации своего высшего предназначения, а находится на грани самоуничтожения?

Для объяснения Ефремов использует понятие «инферно», что с латыни значит «ад», «нижний», «подземный». Основным его свойством является безысходность согласно известному выражению Данте: «Оставь надежду всяк сюда входящий». Пресловутый естественный отбор — это самое яркое выражение инфернальности, метод добиваться улучшения вслепую, как в игре, бросая кости несметное количество раз. Каждый «бросок» уничтожает миллионы жизней, погибающих в страдании и безысходности. Отбор формирует и направляет эволюцию в направлении наибольшей свободы и независимости от внешней среды, что ведёт ко всё более напряжённой нервной деятельности и, опять-таки, увеличению страдания и безысходности. Происходит умножение недозрелого и гипертрофия однообразия, как песка в пустыне. Человек как существо мыслящее попал в двойное «инферно». Ему сначала казалось, что он спасётся от страданий бегом обратно в природу (например, мечты о Рае в религии). Позднее наука выяснила, что инферно для души — это плен первобытных инстинктов, подсознательно держащих человека, который думает, что он — индивидуальность.

Развитие сильных аппаратов власти часто лишь усиливает инфернальность и ведёт к самоизоляции социальной структуры в попытке отгородиться от остального мира. Правители Торманса долго отказывались вступать в контакт с землянами и всячески скрывали их существование от своих подданных именно потому, что это неизбежно влекло значительное расширение мировоззрения масс, ломку устоявшихся стереотипов, расширение знаний и угрозу правящему классу. Похоже, именно по этой причине уже давно ведутся разговоры о том, что на «тайных базах» КГБ и ЦРУ спрятаны останки «летающих тарелок» и «инопланетян», но никто и никогда этого не видел, хотя, казалось бы, чего проще — показать эти «секретные материалы», если они существуют, широкой общественности, а не делать из этого «страшную тайну»…

 

 

 

Ефремов видит прогресс общества в переходе от инстинктов к самосовершенствованию, от анархизма, вожделений и разболтанности — к разумному самоограничению, даже к аскезе, дабы сосредоточится на познании и преобразовании мира.

Разворачивая эту тему в фантастическом романе, Ефремов называет творца этой теории — учёного Эры Разобщённого Мира по имени Эрф Ром, с явным намёком на Эриха Фромма (1900–1980), который действительно высказывал подобные, но не совсем такие мысли. Вполне очевидно, что Ефремов был знаком с работами Фромма, но или не до конца понял их смысл, или не сумел в достаточной для понимания мере познакомиться с его идеями, потому что один из лучших марксистов ХХ века Эрих Фромм был под запретом в СССР — «стране поголовного марксизма», а фундаментальная книга Фромма «Анатомия человеческой деструктивности» появилась уже после смерти Ефремова.

«Инферно» Ефремова в целом соответствует «иррациональной деструктивности» по Фромму. Фромм различает «инстинкты» и «страсти»: инстинкты имеют животную основу, страсти коренятся в характере и имеют психо-социальную основу. У человека есть два вида агрессии. Первый, общий для людей и животных, — это оборонительный «доброкачественный» вид, который заложен в филогенезе, служит выживанию вида и рода, затухает при исчезновении угрозы. Другой вид — «злокачественная» жестокость и деструктивность — есть только у человека, отсутствует у животных, не имеет филогенетической программы, не служит биологическому приспособлению, не имеет никакой цели, кроме удовлетворения иррациональных страстей. Человек — это убийца, который без разумных причин мучит и убивает соплеменников и находит в этом удовольствие!

Звери на такое не способны, у них на это… «ума не хватит»! Агрессивность человека объясняется не звериным инстинктом, а тем, что отличает его от зверя. Инстинкты дают однозначную, рациональную программу. Цель оборонительной агрессии зверя — не разрушение, а сохранение жизни; если она достигнута, агрессия исчезает. У людей инстинкты слабы. Их заменяет разум, но он даёт неоднозначную программу. Оборонительная агрессия у людей намного сильнее: человек предвидит угрозу, преувеличивает её, может уверовать в мифическую угрозу, планировать встречную, часто бессмысленную агрессию. Человек может жить только в психическом равновесии, и идеи, которые ставят под сомнение ориентацию, мотивацию, объект поклонения, воспринимает как угрозу. Но разум сильно осложняет жизнь. Человек — это единственное животное, которое не только знает объекты, но и понимает, что он это знает. Он осознаёт своё отчуждение от враждебного мира, бессилие, неведение, неизбежность смерти.

 

И.А.Ефремов и К.К. Флеров у скелета динозавра 

 

Грехопадение — превращение твари в человека через осознание себя. Человек не может вернуться под защиту утробы, в животное состояние гармонии с природой. Нарушение физических связей с миром ведёт к экзистенциальным потребностям в психических связях. Их можно удовлетворить творчеством, стремлением к справедливости, независимости, правде, а можно — нарциссизмом, ненавистью, садомазохизмом, деструктивностью. Объединяясь вокруг лидера, государства и так далее, люди становятся подчинёнными и боязливыми. Товары и развлечения делают человека жадным и неудовлетворённым.

По Фромму, свобода — это благо лишь при созидательной реализации, иначе страх перед ней ведёт к авторитарному мазохизму тоталитарных обществ или приспособленчеству «развитых демократий». Потребность в воздействии на мир требует познания и преобразования мира, но часто ведёт к подавлению других (садизм) и разрушению окружающего мира (деструктивность). Здесь корни того, что цивилизации как психической общности (в терминах В. Вернадского — ноосферы) даже при достаточно высоком уровне техники и благосостояния постоянно грозит застой, сползание в регресс, быстрое или медленное самоуничтожение.

Но Ефремов — социальный оптимист. Роман «Час Быка» он оканчивает «трагическим хэппи-эндом»: ценой гибели нескольких членов экипажа звездолёта на планете Ян-Ях, она же Торманс, были посеяны зёрна разума, что позволило разорвать безысходные круги инфернального ада. Через 150 лет (!) после событий, описанных в романе, по Великому Кольцу на Землю поступает сообщение о том, что на планете Ян-Ях таки удалось построить «светлое будущее», и она теперь называется созвучно Тормансу — «Тор-Ми-Осс», что означает «Земля». Итак, на планете Торманс закончился Час Быка… 

Писатель Ефремов пользуется  и сейчас, спустя десятки лет, завидной популярностью у    читателя, книги его не залёживаются на прилавках и на полках библиотек, не пустуют интернет-сайты, посвящённые ему и его творчеству.

 

 

Это ли не признание? Что ещё нужно, чтобы считать Ивана Ефремова подлинным классиком  – ведь ещё когда он был  жив,    фантастика - перестала считаться чтивом второго сорта, а    ефремовские произведения такой литературой были тогда, остаются ею и сейчас.  И будут ею ещё долго-долго – пока живы на Земле и в России люди, для которых есть на свете нечто  большее, чем  усиленно культивируемые нынешними «властителями умов» блага «рыночного общества». Для которых  Честь, Совесть, Справедливость, Правда, Разум, Дружба, Красота, Любовь и другие «киты», на которых стоял, стоит и, смею надеяться, будет стоять Мир Ефремова - навсегда останутся Истинными Ценностями. 

Теперь Вы понимаете, почему в современной России празднуют год Солженицына, а не год Ефремова? 

 Виталий Седов.

 

Расскажите своим друзьям