Казанская бойня – это зеркало капитализма.

 

После первого шока от новостей из Казани пришло возмущение. От того, как легко и непринужденно 19-летний Ильназ Галявиев сотворил своё чёрное дело. В первые сутки после бойни всплыла масса фактов, вызывающих мучительные вопросы. К власти, к обществу, к себе.

И, как только проходит первый шок от произошедшего, неизбежно появляются вопросы, главный из которых: что нужно сделать, чтобы такие трагедии не повторялись? Потому что массовые расстрелы в общественных местах постепенно становятся реалиями не только западной, но и нашей, российской жизни. Вот лишь некоторые громкие трагедии, произошедшие за последние 10 лет.

7 ноября 2012 года на северо-востоке Москвы юрист фармацевтической фирмы Дмитрий Виноградов расстрелял своих коллег в офисе, находящемся на территории аптечных складов на Чермянской улице. От полученных ранений на месте скончались трое мужчин и две девушки, еще один пострадавший позднее скончался в больнице.

22 апреля 2013 года Сергей Помазун открыл огонь в оружейном магазине в центре Белгорода, убив трех человек. После выхода на улицу мужчина расстрелял еще троих. В числе убитых были две школьницы.

3 февраля 2014 года в школе № 263 в районе «Отрадное» города Москвы десятиклассник, вооружённый карабином и винтовкой, застрелил учителя географии и захватил в заложники своих одноклассников, а затем открыл огонь по прибывшим на место происшествия полицейским, убив сотрудника вневедомственной охраны и тяжело ранив патрульного.

8 мая 2016 года Илья Асеев расстрелял из охотничьего карабина группу байкеров в деревне Чёлохово Егорьевского района Подмосковья, погибли пять человек.

10 июня 2017 года житель подмосковного поселка Кратово, экс-сотрудник МЧС Игорь Зенков вечером из окна своего дома открыл огонь по прохожим, а затем несколько часов отстреливался от силовиков и забрасывал их гранатами. После полуночи стрелок был ликвидирован, его жертвами стали четыре человека, еще двое были госпитализированы, в ходе противостояния несколько силовиков получили ранения.

17 октября 2018 года студент четвертого курса Владислав Росляков устроил стрельбу и взорвал бомбу в керченском политехническом колледже. В результате происшествия погиб 21 человек: на месте ЧП погибли 16 человек, включая покончившего с собой в библиотеке колледжа стрелка, в больницах умерли четыре человека, при транспортировке — один человек. Пострадали более пятидесяти человек.

Как видно из приведенных фактов, мы имеем дело далеко не с единичным случаем, поэтому к решению данной проблемы нужно подходить системно. И одними запретительными мерами здесь не обойтись.

Следственный комитет Татарстана 12 мая объявил, что у Галявиева диагностировали тяжелое заболевание головного мозга. Некоторые Telegram-канал (к сожалению, они сейчас самые оперативные поставщики новостей) даже назвали это заболевание – энцефалопатия. Однако, ни о чем конкретном это не говорит – под энцефалопатией могут скрывать органические поражения мозга разной природы и масштаба. Казанский убийца, по данным СК, несколько раз обращался к врачам с жалобами на головные боли. Не состоял на учете у психиатра и нарколога, а военный комиссариат одобрил его как призывника. Как известно, Галявиев на вполне законных основаниях получил разрешение на покупку оружия буквально за пару недель до расправы над детьми и учителями.

Случилось это все, вовсе не по трагическому стечению обстоятельств. За последние 30 лет неолиберального частного капитализма, в России существенно выросло количество людей с нарушениями психического здоровья, наркоманов и алкоголиков. При этом нормальную медицинскую помощь в силу преступной оптимизации российской системы здравоохранения многие из них, как тот же Галявиев, не получают.

Параллельно, по телевидению и в интернете культивируется насилие в разных его проявлениях, главная ценность современного общества — деньги, а бедность, сверхэксплуатация на работе, кредитное рабство и сильное социальное неравенство держат большое количество россиян в состоянии постоянного стресса. В таких условиях удивляться психическим расстройствам и таким проявлениям болезненной агрессии, как у стрелка в Казани, к сожалению, не приходится. 

Теперь одни, в качестве лекарства от таких расстрелов, предлагают восстановить смертную казнь (как будто в США, где казнь есть, такие же школьные расстрелы давно не стали бытовым и неисцелимым явлением). Другие, включая президента, хотят сделать строже оборот гражданского оружия. Может ли помочь последняя мера? Отчасти да — всё равно, как если отнять у сумасшедшего убийцы бритву. Или, точнее, отобрать у части убийц часть бритв. Конечно, без бритвы убийца несколько менее опасен. Но всё-таки дело не в бритве, а в нём самом.

Дело не в оружии, и не в отсутствии казни, а в самом капитализме как общественно-экономической формации. Главный, неписанный закон каптализма: «Человек человеку волк». Пока этот закон действует — он будет проявляться во всём, в том числе и в таких событиях, как казанский расстрел. А ещё, например, в таких, как войны, межнациональная и межрелигиозная резня, и многое другое. А также, во множестве вещей, которые считаются безобидными.

Вот, для примера, одна такая вещь: популярная интернет-игра Among Us, в которую сейчас увлечённо играют даже первоклассники. Игра основана именно на убийствах, причём своих же товарищей.

Справка из Вики: игра, вдохновлённая салонной ролевой игрой «Мафия», выполнена в научно-фантастической тематике; игроки в ней случайным образом разделяются на две команды: члены экипажа и скрытые среди них предатели. Члены экипажа не знают, кто из их товарищей предатель, и могут голосованием «казнить» любого персонажа, пытаясь выявить предателей с помощью дедукции. Члены экипажа выигрывают, если им удастся избавиться от предателей... предатели выигрывают, если им удастся, не попадаясь, скрытно убить достаточное количество членов экипажа либо довести до завершения крупную диверсию — например, устроить расплавление в реакторе или прекратить подачу кислорода. По данным аналитической компании SuperData Research, в ноябре 2020 года количество игроков в Among Us по всему миру превысило 500 миллионов — больше, чем у любой другой компьютерной игры в истории. Among Us получила несколько престижных наград, включая Golden Joystick Awards в номинации «Прорыв года» и The Game Awards 2020 как «Лучшая мобильная игра» и «Лучшая многопользовательская игра».

Дело, разумеется, не в игре самой по себе. Дело в жизни, которую отражает игра. В чём, собственно, и заключён секрет её популярности. Просто-напросто данная игра, как и казанский расстрел — две типичных, закономерных и (в той или иной форме) неизбежных грани одного и того же явления, которое называется «капитализм». Отчуждение от трудящихся прибавочной стоимости, доходящая порой до прямого вооруженного грабежа и жесткого подавления рабочих. Рыночная конкуренция, абсолютно неизбежно доходящая до убийств, включая массовые, такие, как войны, резня, геноцид и т.д.  Все это неизбежные следствия эксплуотации человека человеком. В каком-то смысле казанский расстрел (как и данная игрушка) — квинтэссенция капитализма, его голая очищенная суть. Сетовать на них — примерно то же самое, что и жаловаться на бульканье в кастрюле с похлёбкой, которую вы перед этим поставили на огонь.

Игра учит превращать не ожидающих этого товарищей вот в такое разрубленное пополам тело с торчащей из него костью

Так продолжаться до бесконечности не будет. Гибель капитализма от его же собственных неразрешимых противоречий,  уже очевидна для большинства думающих людей, но, что будет после него и вместо него? Это зависит от нашей воли: либо трудящиеся проявят решимость и заменят капитализм справедливым обществом, либо капитализм погубят эти самые, органически присущие ему противоречия: экономические кризисы, экологические и демографические катастрофы, войны и криминал.  Но, вместе с собой капитализм уничтожит и всё живое, человеческое, творческое.

У наемных работников, по большому счету, нет другого выхода, кроме как взять на себя ответственность за собственную жизнь, за жизнь своих детей и судьбу всего общества. Если мы не будем действовать сейчас, то капитализм станет смертью для нас гораздо раньше, чем кто-то надеется… Как конкретно?

Все работники, должны взять на себя прогрессивную историческую роль, исходя из своего положения в системе общественного производства и приступить к практическому построению бесклассового и безгосударственного общества, основанного на принципах трудового самоуправления, к миру, в котором сами работники станут решать, как и что им производить и по каким правилам жить. Однако нам предстоит еще приложить огромные усилия, чтобы обрести средства для победоносной борьбы против капитализма. Для эффективной борьбы за свои права, работники должны четко осознавать, что у нас общие цели и интересы. Единственная организация, способная отстоять интересы трудящихся — это политический и экономический  союз самых трудящихся. Ни президент, ни местные князьки не станут по-настоящему защищать наши права. Потому что они звенья одной цепи, шестеренки одного механизма, называющегося капитализмом. Собственник всегда будет стремиться ущемить права рабочих и ради этого пойдет на любую жестокость. Если рабочие будут дезорганизованы, если каждый из них думает только о себе, если они не готовы отстаивать свои права, то всегда будут проигрывать. 

Задача всего пролетариата — изменить это и дать отпор капиталистам виновным в казанском расстреле и в тысяче других злодеяний.

Александр Сламихин. 

 

Расскажите своим друзьям