Коммунизм Рабочих Советов: цели, практика, идеи

 

     

Коммунизм рабочих советов (ратекоммунизм, нем. Rätekommunismus) - это массовое марксистское движение работников Германии 1918-1923 гг.

 

У него имелись сторонники и в Голландии, и в других странах. Общее число сторонников движения в Германии составляло 200 - 300 тыс человек. Они принимали участие в крупнейших вооруженных восстаниях: в наиболее промышленно развитом регионе Германии - Руре в 1920 г (Красная Армия Рура, состоявшая наполовину из коммунистов советов, насчитывала от 50 до 100 тыс человек) и в Средней Германии в марте 1921 г. После поражения революции активно действуют лишь небольшие группы коммунистов советов. Безграничная преданность идее всеобщего восстания работников против эксплуататоров, рабочее самоуправление на фабрике, недопустимость защиты "своего государства" во время войны, презрение ко всем государствам мира, включая "собственное", отрицание политических партий и профсоюзов - вот основные черты коммунизма советов. Лидеры и теоретики движения: Отто Рюле, Герман Гортер, Антон Панекук, Пауль Маттик.

Революционные старосты

Основой движения стали организации старост на промышленных предприятиях, созданные в ходе революционных событий 1918 г. Дело в том, что во время Первой мировой войны (1914-1918 гг) руководство Германии запретило забастовки. Хотя в немецкие профсоюзы входили 10 млн человек (из них около 8 млн в социал-демократические профсоюзы), все подчинялись официальному запрету: "Настоящий немец и патриот не может бастовать, когда держава в опасности!". Хорошо интегрированный в систему, отлично "упакованный" профсоюзный менеджмент взял под козырек, не имея никакого желания ссориться с правительством. Профкомычи всегда за партнерство с начальством, даже если иногда критикуют его.

По мере ухудшения положения работников, появляется необходимость в новых структурах для отстаивания классовых интересов. Наиболее решительные рабочие стали выбирать для организации стачек активистов, которые пользовались максимальным доверием трудового коллектива. Их называли «революционными старостами». О размахе этого движения свидетельствует тот факт, что старосты смогли устроить нелегальную всеобщую забастовку в 1918 г с участием миллиона человек, с экономическими и антивоенными требованиями. (Прежние названия - «Лидер», «Чиновник», «Президент» - в умах рабочих стали синонимами руководителей другого, враждебного класса. Поэтому для обозначения выборных делегатов использовался термин Obmann - «староста», «старший». Он обозначал человека, который пользуется доверием.)

В 1919 г наиболее радикальные старосты решили призвать к выходу из профсоюзов и сформировать революционные заводские организации. На общем съезде «делегатов» в Гамбурге пришли к выводу, что профсоюзы бесполезны, когда дело касается революционной борьбы, и было провозглашено создание революционных заводских организаций как основы для рабочих советов. Они должны были стать формальными и постоянными, и существовать только для революционной борьбы. Пропаганда этих идей привела к образованию ВРСГ.

Рабочие Советы

Советы - органы самоуправления рабочих - создавались на фабриках из выборных делегатов собраний трудовых коллективов. Собрание давало наказ своему делегату: какие идеи и принципы поддерживать и какую политику вести; если наказ нарушался, можно было в любой момент отозвать делегата и заменить его другим. По крайней мере, таков был идеал.

Всеобщий Рабочий Союз Германии (ВРСГ)

В апреле 1920 г наиболее радикальные старосты организовали съезд, на котором создали общенациональное объединение (Всеобщий Рабочий Союз Германии, ВРСГ , на нем. AAUD), объединивший к концу года около 300 тысяч человек. Это был обще-германский союз заводских советов, состоявших из их региональных объединений. Тысячи рабочих покинули профсоюзы, распуская свои местные профсоюзные отделения, забирая их средства и распределяя деньги в виде помощи безработным. Этот процесс стал началом глубокого разрыва с социал-демократией и профсоюзной деятельностью. Таким образом, захвату фабрик предшествовало восстание против профсоюзов и захват работниками профсоюзной собственности.

В основе деятельности ВРСГ была борьба против хозяев фабрик, против профсоюзов, отрицание парламентаризма и подчинения партиям, а также отрицание профсоюзной бюрократизации и разделения по профессиям. Не могут профсоюзные чиновники, привыкшие к судебным тяжбам, переговорам, кабинетам, привыкшие заведовать профсоюзными финансами и отдавать указания, стать силой, из которой вырастает революционная самоорганизация. Профчиновники не заинтересованы ни в самоорганизации, ни в революционных потрясениях и только мешают им. Больше того. Само профсоюзное разделение по отраслевым организациям или профессиям губит на корню идею всеобщего антикапиталистического восстания: токари пекутся лишь о токарях, электрики - только об электриках. Думая исключительно о своих профессиональных интересах, рабочие забывают об общей цели - о свержении капитализма. Так считали в ВРСГ.

В конце 1921 г ВСРГ раскололся почти пополам, из него вышло объединение заводских организаций, принявшее называние Всеобщий Рабочий Союз Германии - Единство (AAUD-E). Единство объединило наиболее стойкие идейные фабричные организации ВРСГ.

Коммунистическая рабочая партия Германии (КРПГ)

Кроме двух союзов, сложилась третья, идеологическая организация Коммунистическая Рабочая Партия Германии, КРПГ (KAPD) - не путать с про-СССРовской компартией КПГ. В отличие от других ультралевыхГермании, КРПГ создавала территориальные идеологические организации, подобно другим политическим партиям (но с более широкой автономией местных организаций; по мнению французского исследователя Жиля Дове, КРПГ на практике была союзом местных организаций, а ее центральный орган действовал, фактически, как технический орган их поддержки, в целом отражая их мнения). КРПГ и ВСРГ выступали в союзе, Единство действовало независимо от них. Эти организации вели активную работу до начала 30х гг, однако их численность после окончательного поражения немецкой революции в 1923 г резко упала.

Критика экономических (зарплатных) забастовок

ВРСГ вырос из нелегальных экономических (зарплатных) забастовок и антипрофсоюзной борьбы. Парадоксально, но он относился прохладно к экономическим стачкам, находя слишком умеренным обращаться к хозяевам с какими-либо требованиями. Хотя заводские организации ВРСГ оказывали серьезную поддержку таким забастовкам, свою собственную роль они видели совершенно в другом: в организации восстаний, в передаче всей власти фабричным советам и реорганизации производства и общества на началах рабочего самоуправления. Кроме того, фабричные советы занимались рабочим контролем - деятельностью, направленной на улучшение функционирования предприятия в условиях послевоенного хаоса. Например, договаривались с другими предприятиями о поставках сырья, перевозках изготовленной продукции, ремонте оборудования.

Против Партий и Профсоюзов. Стратегия Единства.

Единство (до 100 тысяч участников), не просто выступало с критикой партий и профсоюзов, но утверждало, что эти организации должны быть уничтожены сознательными рабочими, как и все прочие организации буржуазии (частные компании, парламенты, государственные органы). Централизованные партийные бюрократии (иерархически организованные пирамиды чиновников) узурпируют право трудового населения самостоятельно (через свои собрания и советы) руководить собственной жизнью. Партийный аппарат эксплуатирует рядовых участников партийных организаций, присваивая себе право распоряжаться коллективно собранными деньгами, имуществом партии и т.п. Так же и профсоюзные бюрократии узурпируют право работников бороться за свои права, эксплуатируют их и, к тому же, выступают посредниками по продаже рабочей силы бизнесу.

В Единстве рассчитывали на то, что заводские советы, в которых участвуют и составляют большинство идейные сторонники нового социалистического общества (а именно из таких советов состояло само Единство), станут идейным и организационным ядром будущего восстания. Благодаря пропаганде и практическому примеру фабричных организаций Единства, остальные рабочие Германии покинут все свои партии и профсоюзы и присоединяться к фабричным советам, которые возьмут под контроль фабрики и станут ими управлять. Региональные союзы фабричных советов возьмут в управление экономику и общественную жизнь регионов. Их ассоциация станет управлять страной через съезд делегатов.

Двойная стратегия КРПГ\ВРСГ

КРПГ и ВРСГ, так же выступали против профсоюзов и реформистских партий, и за присоединение всех работников к движению фабричных советов. Но они считали, что коммунистам советов необходима своя политическая партия. Она не станет участвовать в парламентских выборах или заниматься профсоюзной работой. Не станет она и захватывать власть, поскольку всю политическую, военную и хозяйственную власть в Германии должны взять советы (т.е. самоорганизованный рабочий класс), а не партия. Задачи политической партии иные: объединить наиболее решительных активистов, распространять революционные идеи и опыт, а так же заниматься организацией вооруженных восстаний. Внутри будущего восстания автономных рабочих советов КРПГ постарается играть роль инициативного идейного меньшинства.

Интернационализм против "империалистических войн".

Коммунисты рабочих советов стояли на интернационалистских позициях. Даже во время Второй мировой войны они призывали социальные низы восстать против всех существующих режимов, создать, как и во время Первой мировой, рабочие и солдатские Cоветы, направить штыки против собственных генералов. Схватка империй, борющихся за контроль над ресурсами планеты, представлялась им кровавой мясорубкой в интересах правящих классов - крупных бизнесменов, генералов и чиновников. Борьба против такой войны любыми средствами (дезертирство, забастовка, восстание) воспринималась коммунистами рабочих советов как долг всякого сознательного работника.

Революция представлялась им как восстание советов, выходящее за рамки одной страны, ибо капитализм, будучи мировой системой, может быть уничтожен только во всемирном масштабе. С целью расширения борьбы предлагалось организовать международный Интернационал Советов. Как Первую, так и Вторую мировую войну коммунисты рабочих советов считали "империалистическими".

Но имелось в движении в 1919-1920 гг и националистическое (или национально-освободительное) течение, во главе с Генрихом Лауфенбергом и Фрицем Вольфхаймом. Это течение выступало за революцию Советов в Германии, но, одновременно, за анти-империалистическую войну против победителей Германии - стран Антанты. Между интернационалистским и национально-освободительным течением со временем возник раскол. Большинство осталось за интернационалистами и именно им предстояло отныне определять лицо движения.

Снова бастовать за зарплату?

После поражения восстаний и спада революционного движения в 1923 г, в организациях коммунистов советов оставалось лишь несколько сотен человек. КРПГ продолжает попытки восстаний, но из этого ничего не выходит. ВРСГ и Единство пытаются нащупать другие пути для действия в нереволюционных условиях. Они начинают более активно участвовать в стачках за зарплату, таким образом экономические (зарплатные) стачки реабилитированы. В 1931 г обе организации объединяются в КРСГ (KAUD) - Коммунистический Рабочий Союз Германии. Теперь они пытаются создавать небольшие идейные ячейки на промышленных предприятиях, которые агитируют работников за самоуправленческий социализм и против профсоюзов.

Стратегия КРСГ, принцип двойной организации (постоянные идейные ячейки и временные массовые организации - рабочие советы).

КРСГ (KAUD) делает ставку на т.н. «дикие», т.е. непрофсоюзные и нелегальные забастовки за зарплату. Лишь в ходе таких стачек работники получают шанс вырваться из-под контроля профсоюзных бюрократий и государства, создают забастовочные советы, регулярно проводят собрания с целью выработки коллективных решений о ходе стачки. Каждая стачка на началах прямой демократии ведет к накоплению опыта самоорганизации класса.

После забастовки советы распускаются. Но заводская ячейка организации КРСГ (KAUD) продолжает нелегально действовать и наращивает силы. Только в условиях общего революционного подъема имеет смысл сохранять массовые организации, постоянные заводские собрания, советы. В условиях же нереволюционных, энтузиазм и радикализм рабочих быстро испаряются, и советы превращаются в аналоги профсоюзов, интегрируются в государственную машину законодательства, судебных тяжб и переговоров.

Итак, что коммунисты рабочих советов вернулись в 1931 г к тому, с чего начинали революционные старосты в 1918 г. А в 1960-х аналогичную тактику станет использовать итальянское революционное движение фабричных рабочих - (операисты). Возможно, для революционной социалистической организации в нереволюционную эпоху данная тактика является единственно возможной. Впрочем, мы воздержимся здесь от каких-либо окончательных суждений. В конечном счете, решения о методах и формах борьбы должны принимать сами работники.

    

Расскажите своим друзьям