Ковид-19 убивает прежнюю церковь.

 

 

В то время, как каждый день в России фиксируется до 8 - 9 тысяч заражений, власти Подмосковья не нашли ничего лучшего, чем вновь открыть храмы.

Истосковавшиеся по запаху ладана и камланию «шаманов в рясах» верующие ринулись  на очередное костюмированное представление. А что может быть лучше для смертельно опасного и заразного вируса, чем скопления масс в тесных и закрытых помещениях? В тоже время власти считают, что открытие театров и парикмахерских будет угрожать дальнейшим распространением вируса.

 «Главный государственный санитарный врач Подмосковья Ольга Михайловна Микаилова сообщила мне о первом этапе снятия ограничительных мероприятий в связи с эпидемией коронавируса. Согласно этому решению, нашим верующим разрешается посещать храмы на территории Московской области в небогослужебное время», — сообщил митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий.

Митрополит уточнил, что на первом этапе снятия ограничений «богослужения» можно будет совершать только на открытом воздухе. «Около наших храмов, при соблюдении всех санитарных предписаний <...> мы вновь будем молиться вместе с нашими прихожанами. Богу содействующу, в праздник Святой Троицы (7 июня) я совершу богослужение в Коломне, на Соборной площади», — добавил Ювеналий.

Плоды подобных необдуманных и лоббистских решений в пользу РПЦ МП   несомненно заколосятся новыми заражениями, новыми смертями, сводя на нет усилия граждан, медиков и властей в борьбе с коронавирусной инфекцией.  Церковь как институт начинает еще сильнее  раздражать людей.

 

   

РПЦ не является государственной церковью, но активная неофициальная как политическая, так и финансовая поддержка налицо и не требует долгих и сложных доказательств.  То, что храмы строятся не за счет государственных бюджетов, — это факт. За строительство отвечают различные фонды, которые собирают деньги в виде пожертвований от физических и юридических лиц. И недостатка в финансировании нет: хочешь вести спокойно бизнес в России — дай властям то, чего она хочет. У РПЦ, бизнеса и власти до сих пор было взаимовыгодное сотрудничество. Бизнес и власть помогали РПЦ финансово, админстративно и другим путем. В ответ РПЦ помогала бизнесу и власти пропагандой, постоянно продвигая идею того, что власть от бога, что не нужно пытаться изменить установленное богом положение дел, не надо бунтовать, учила покорности.

Чиновники и бизнесмены высокого уровня достатка всегда с удовольствием выделяют деньги на нужды церкви: на храмы при больницах, на «духовные поезда», на «министерские храмы» и прочие «богоугодные дела».

А вот материальные проблемы простых граждан священнослужители высокого ранга предлагают решать иными способами. Так настоятель храма святителя Митрофана Воронежского на Хуторской и ещё семи церквей в Москве и Московской области протоиерей Смирнов на одном из православных телеканалов предложил следующее: «А можно и милостыньку попросить. Просить не 800 долларов до следующего месяца, а просить крупы горсточку…»

По идее, у власти должен был оказаться надежный, влиятельный, с крепкой внутренней дисциплиной союзник. Ситуация с карантинным кризисом показала что все далеко не так. Церковная дисциплина, «послушание» оказалось пшиком, в тяжелой ситуации действия церковных властей и авторитетов оказались не поддержкой, а дополнительной помехой, во многих, если не в большинстве случаев церковь проявила себя неспособной к совместной работе над выходом из кризиса.

 

 

Российская власть должна будет рано или поздно выбрать одну из двух:  либо действительная и полная независимость церкви от государства, при полной юридической отчетности и действительном равенстве с другими конфессиями – либо сделать церковь частью государства, как в Греции, например, где священники Элладской церкви являются фактически госслужащими.  При этом, оба этих варианта неминуемо означают конец существования «ЗАО РПЦ» в ее нынешнем виде.

При действительной свободе и без связи с госструктурами Русская Православная Церковь неминуемо развалится на несколько церквей разной богословской и идеологической направленности, потому что, кроме внешних сдерживающих факторов давно уже ничто не держит вместе столь различных по взглядам и мировосприятию «верных чад РПЦ» - «голубое лобби», «модернистов», «традиционалистов», «фундаменталистов» и прочих «царебожников».

Вариант государственной церкви в такой ситуации выглядит как будто более выгодным. Но огромный минус этого варианта для государства — большая ответственность, которую придется нести за ситуацию в церкви, по имущественным вопросам и т.д. То, что сейчас отдается на откуп прикормленным архиереям, придется решать самим. Нынешнее правительство РФ делать этого явно не хочет, да и  видимость «симфонии» создавала неплохие возможности для коррупционного взаимодействия на местах, а встраивание церкви в государственный механизм значительно сократит такие варианты.

Сейчас все указывает на то, что государство постепенно теряет опору  в РПЦ. При Кирилле церковь в России стала восприниматься исключительно как бизнес-корпорация, ей уже давно никто не верит. Ситуация с эпидемией короновируса,  когда для медицины денег нет, но почему-то есть деньги и льготы для попов,  не прибавила ей популярности.  Народ видит  церковь, которая занимается не людьми, а  идеологическим обслуживанием государства. С таким имиджем мозги промывать бесполезно. Злостный Ковид-19 убивает не только пожилых и больных людей, он  подрывает также и  последнее здоровье старого загинающегося сталинского проекта под названием «Московская патриархия».

 

    

Вряд ли государственные руководители станут в открытую критиковать РПЦ, а в самой церкви вряд ли когда-нибудь публично признают свою профнепригодность. Но, авторитет церкви в целом и патриарха Кирилла лично  падает.  

Как дальше будут развиваться события? Время покажет…

Алексей Колосов.

 

Расскажите своим друзьям