Левый тупик - 2.

 "Когда знаешь как, не умеешь и не можешь сам - ты профессор".

Михаил Жванецкий

 

   

После публикации статьи «Левый тупик» на электронную почту сайта пришло много, как критических, так и положительных откликов. Неоднократно повторяются просьбы освещать разные левые движения и разъяснять их отклонения от марксистской теории. Это лишний раз доказывает, что в обществе просыпается интерес к коммунистическим идеям и многие люди хотят разбираться во всех спектрах левого движения.

Мы постараемся, быть в этом плане полезными нашим читателям и насколько хватит наших сил и знаний осветить наиболее известные левые организации России.

Сегодня мы рассмотрим  учение профессора М. В. Попова.

Михаил Васильевич Попов (род. 24 февраля 1945 года, село Старо-Кленское, Первомайский район, Тамбовская область, РСФСР, СССР) — советский и российский философ, экономист, политический и общественный деятель. Кандидат экономических наук, доктор философских наук, профессор. Профессор кафедры социальной философии и философии истории Санкт-Петербургского государственного университета. Один из создателей Объединённого фронта трудящихся СССР, член и идеолог Рабочей Партии России. Президент Фонда рабочей академии (Фонда содействия обучению рабочих), действительный член Петровской академии наук и искусств.

Главной сферой интересов Попова является материалистическое истолкование и освоение гегелевской диалектики, и применение её для исследования противоречий и противоположных тенденций развития современного общества и общественных сил, за ними стоящих, философия истории и социальная философия, марксизм как материализм, применённый к истории и наиболее современный метод исследования общественных явлений.

В советское время являлся членом Ленинградского областного комитета КПСС (избран от Выборгского района). В 1989 году совместно с рабочим завода «Русский дизель» И. Г. Красавиным и рабочим завода «Адмиралтейские верфи» А. В. Пыжовым был выдвинут кандидатом в народные депутаты на выборах в Съезд народных депутатов СССР, также вместе с ними выступил за создание Объединённого фронта трудящихся СССР. Также в 1991 году был доверенным лицом кандидата в Президенты РСФСР А. И. Макашова. Был одним из участников и выступающих на учредительном съезде Коммунистической партии РСФСР.

В постсоветское время был помощником депутата Государственной Думы Российской Федерации О. В. Шеина на общественных началах.  Постоянный гость интернет-телеканала Красное ТВ и проекта «Разведопрос» Д. Ю. Пучкова.

Выводы о его теоретических концепциях можно сделать, проанализировав его произведения   и рассуждения в его лекциях и передачах.

Основные идеи профессора Попова следующие:

1. Борьба за шестичасовой рабочий день и за заработную плату, равную стоимости рабочей силы, подсчитанной по методике М. В. Попова (примерно 200 – 250 т. р./месяц).

2. Теория фашизма на экспорт.

3. Борьба против развала промышленности (против разрушения производительных сил по терминологии М.В. Попова).

4. Диктатура пролетариата и классовая борьба.

5. Социально-экономический строй СССР являлся «неполным коммунизмом» (социализмом), на том основании что в нем якобы не было товарно-денежных отношений.


   

Рассмотрим каждую из этих идей подробнее.

Начнем с анализа его книги  «Главное в ленинизме» (СПб.: Изд-во Политехн. ун-та, 2009. — 311 с.), представляет собой наиболее важные, по мнению Попова, выдержки из работ Ленина.   

Борьба за шестичасовой рабочий день и за заработную плату, равную стоимости рабочей силы

Попов призывает пролетариат бороться за шестичасовой рабочий день и за повышение заработной платы до стоимости рабочей силы, мотивируя это тем, что это объективно улучшает положение рабочего — повышается его уровень жизни, появляется свободное время.

В действительности от экономической борьбы положение пролетариата коренным образом не улучшается — прибавку к заработной плате «съест» инфляция, шестичасовой рабочий день «съест» та же самая инфляция, которая заставит рабочего из-за низкой заработной платы оставаться на переработки. Это хорошо видно по всей мировой тенденции роста сверхурочного рабочего времени, зачастую даже неоплачиваемого.

Необходимо бороться за политическую власть рабочего класса, а не за зарплату. Только завоевание власти коренным образом меняет положение пролетариата.

Посмотрим, что говорил по этому поводу В. И. Ленин в работе «Что делать» (ПСС, изд. 5, т. 6, стр. 56):

«Социал-демократия руководит борьбой рабочего класса не только за выгодные условия продажи рабочей силы, а и за уничтожение того общественного строя, который заставляет неимущих продаваться богачам. Социал-демократия представляет рабочий класс не в его отношении к данной только группе предпринимателей, а в его отношении ко всем классам современного общества, к государству, как организованной политической силе. Понятно отсюда, что социал-демократы не только не могут ограничиться экономической борьбой, но и не могут допустить, чтобы организация экономических обличений составляла их преобладающую деятельность. Мы должны активно взяться за политическое воспитание рабочего класса, за развитие его политического сознания».

То есть Ленин четко и ясно говорит, что главное — это политическая борьба.

Кроме того, в книге Попова «Главное в ленинизме» в разделе, посвященном работе «Что делать» (стр. 42 – 48), вышеприведенные слова Ленина отсутствуют. Характерная черта.

При этом, профессор Попов  понимает закон стоимости физиократически, и вычисляет «истинную стоимость рабочей силы», суммировав стоимость всех товаров и услуг, необходимых, с его точки зрения, для жизни рабочего и его семьи. Отсюда мы и имеем его 200 тысяч рублей. 

Стоимость - это количество именно абстрактного труда, вне зависимости от конкретного его содержания, т.е. от профессии и т.д. Как определяется, каким образом различные виды конкретного труда соотносятся друг с другом? Они обмениваются друг с другом на рынке (через всеобщий эквивалент в виде денег, например). Таким образом, различный конкретный труд теряет своё конкретное содержание и становится трудом абстрактным. Посредством рынка. Стоимость - это лишь экономическая абстракция, мы не можем её увидеть вживую никак, кроме как через цену товаров. Каким образом формируется цена рабочей силы? На том же рынке труда, соотношением между спросом и предложением, борьбой трудящихся за свои права или наоборот, полным бесправием отдельных отрядов трудящихся. Соответственно, отсюда мы и можем видеть стоимость рабочей силы, а не из измышлений, сколько надо рабочему потреблять тех или иных товаров и услуг.

Кроме того, концепция профессора Попова затуманивает суть того, как при капитализме работает сам закон стоимости. Закон стоимости — это научная абстракция, которая позволяет установить в пределах всей экономики, в пределах относительно длительного хозяйственного периода природу, причину пропорций, в которых обмениваются товары на рынке.

 

   

Таким образом, получается, что профессор Попов своими эффектными фразами про ленинизм, про марксизм скрывает ревизионизм и очень тонко вводит оппортунизм в рабочее движение. Попов фактически призывает бороться за сиюминутные интересы рабочего, жертвуя коренными интересами — завоеванием рабочим классом политической власти.

Только завоевав политическую власть и уничтожив эксплуатацию человека человеком, рабочий класс обеспечит себе достойный уровень жизни и главное — перспективу построения бесклассового общества.

Фашизм на экспорт

Михаил Васильевич горько сокрушается по поводу уничтожения Ирака, Ливии, Сирии, Югославии в результате агрессии США.

Только он не учитывает, что всякий антиамериканский политический режим необходимо оценивать в первую очередь по его влиянию на мировой революционный процесс, а затем уже — в плане локальной антиимпериалистической борьбы. Например, режимы в Ираке, Ливии, Сирии были глубоко реакционными, а положительная роль режимов С. Хусейна, М. Кадаффи, Б. Асада как противников США полностью нивелируется гонением на коммунистические партии и рабочее движение внутри своих стран, установлением террористической диктатуры в интересах либо местных, либо иностранных капиталистов. Национализация нефтяной отрасли при сохранении капиталистических отношений — это не социализм, это государственный капитализм. Кроме того, эти режимы зачастую занимались насаждением религиозного мракобесия, арабского шовинизма и национализма.

Режим С. Милошевича был буржуазно-демократическим с националистическим уклоном, что также не учитывает профессор Попов при пропаганде защиты Югославии.

Кроме того, Михаил Васильевич затуманивает сущность фашизма, по Попову фашизм — это открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических элементов финансового капитала, как особая форма буржуазного государства в соответствии с определением Димитрова на VII конгрессе Коминтерна. Профессор Попов держится этой формулировки чисто метафизически.

Определение Димитрова было сформулировано в 1930-х годах и было верно в то время, но в настоящее время, в связи с дальнейшим развитием общества, в связи с открытием новых обстоятельств, фашизм — это одна из форм того, что «раньше» называли империализмом. То есть крайнее проявление конкуренции, вытекающее из укрупнения частных собственников, стремящейся к разрешению военными средствами во внешней области и террористическими методами в области внутренней. В условиях государственно-монополистического капитализма последнее отвергает демократию, а специфика культурного роста XX-XXI вв. формирует потребность в мобилизации широких масс путем эксплуатации их невежества идеологическими концепциями: расизмом, национализмом, религией, теориями исключительности и превосходства. Что равно антикоммунизму.

Фашизм – это террористическое орудие в руках буржуазии, которая его использует в специфических условиях. Поэтому фашизмэто крайняя степень буржуазностиКрайняя степень намерений частного собственника по защите права господства и наращиванию превосходства. В том числе, конечно, по защите от революции и рабочего движения.

Реакционность концепции профессора Попова заключается в следующем: раз США проводят политику фашизма на экспорт в отношении Украины, Сирии, а буржуазная власть РФ противодействует этой политике (о чем Михаил Васильевич неоднократно рассказывает в своих выступлениях), значит надо обязательно поддерживать действия буржуазной власти РФ. То есть фактически поддерживать буржуазную власть РФ вместо борьбы за политическую власть рабочего класса и пропаганды самостоятельной политики рабочего класса. В чём-то даже в духе ренегатских партий второго интернационала — защита буржуазного отечества от внешнего врага. Но самое важное: так как фашизм по Попову ограничивается открытой террористической диктатурой финансового капитала, которая неприемлема для Михаила Васильевича только из-за того, что это открытая террористическая диктатура исключительно финансового капитала, то, например, более «мягкая» диктатура промышленного капитала, скажем, активно занимающаяся промышленным развитием страны, становится вполне приемлемой. Это подтверждается, в том числе призывами профессора Попова к поддержке промышленной буржуазии в развитии производительных сил, а также критикой финансового капитала.

 

  

Таким образом, профессор Попов только запутывает вопрос о фашизме, склоняя своего последователя к буржуазному  патриотизму.

Борьба против развала промышленности, против разрушения производительных сил

Михаил Васильевич считает, что в РФ господствует компрадорская буржуазия, занимающаяся разрушением производительных сил. Рабочий класс при этом должен противодействовать этому разрушению, поддерживать тех капиталистов, которые хотят создавать и развивать производство. Таким образом, профессор Попов фактически призывает бороться не против капитализма, а против разрушения производительных сил и всячески поддерживать капиталистов, развивающих производительные силы.

Сразу возникает вопрос, есть ли собственно в XXI в. настоящая «некомпрадорская»  буржуазия? Конечно, нет. Вся буржуазия — компрадорская и предательская.

«Национальная буржуазия», которая занимается национальной революцией — это феномен, свойственный периоду колониализма, уже давным-давно лежащий на свалке истории. Нет ни одного живого примера такой буржуазии — это больные фантазии поповых и зюгановых, а также различных фашистских и националистических политиков. Все буржуазные сынки и дочурки обитают по лондонам и парижам, о чем в таком случае можно серьёзно говорить? Таким образом, разговоры о национально ориентированной буржуазии — это либо провокационные взгляды (Зюганов), либо мелкобуржуазные (Попов).

Теперь попробуем разобраться, почему происходит разрушение производительных сил в нашей стране.

В результате развала Советского Союза, развала государственно-капиталистической  системы  произошел серьезный спад производства в обрабатывающих отраслях. Почему?  Да, потому  что обрабатывающее производство в любой отрасли представляет собой сложную цепочку взаимосвязанных производств, зачастую расположенных в различных частях страны.  Но, с развалом единого государственного центра управления и планирования,  эти производства оказались по разные стороны границ, потеряв связь между собой и в результате обрабатывающее производство очень сильно забуксовало.  Например, производство подшипников в Советском Союзе в 1985 году составляло 1089 млн шт., а в РФ в 2010 г. – 73,1 млн шт., производство металлорежущих станков — соответственно 182 и 2 тыс. шт. (данные из Российского статистического ежегодника). В то же время, производство сырья осталось практически на том же уровне по причине того, что добыча сырья не требует такой большой кооперации различных предприятий: производство нефти в Советском Союзе в 1985 г. – 595 млн тонн, в РФ в 2010 г. – 505 млн тонн, производство газа соответственно 643 и 651 млрд м3 (данные из Российского статистического ежегодника).

В результате этого процесса в осколке Советского Союза – Российской Федерации  появился избыток сырьевых товаров, которые невозможно переработать внутри страны, т. к. развалилась обрабатывающая промышленность, и отсутствовал рынок сбыта готовой продукции. Создавать заново обрабатывающую промышленность с точки зрения капиталистов нецелесообразно — мал внутренний рынок (140 млн чел.), низкая покупательная способность  населения, а мировой рынок уже захвачен и поделен иностранными капиталистами. Развивающееся обрабатывающее производство РФ не выдержит конкуренции с развитыми иностранными обрабатывающими производствами.

В то же время иностранным капиталистам требуются все возрастающие объемы сырья, излишек которого есть у РФ, и капиталисты РФ, создав крупные капиталистические монополии («Газпром», «Роснефть», «Лукойл»), начали поставлять излишки сырья на экспорт — в Европу, Китай, Японию.

В результате экономика капиталистической РФ закономерно встроилась в мировую капиталистическую экономику в качестве поставщика сырья для стран Европы, а также Китая и Японии, получая в свою очередь из этих стран продукцию обрабатывающей промышленности.

Поэтому развивать и поддерживать обрабатывающую промышленность в капиталистической РФ невыгодно, т. к. развивающейся и создающейся обрабатывающей промышленности РФ придется сразу конкурировать с уже развитой промышленностью иностранных капиталистических стран и эту конкуренцию промышленность РФ не выдержит.

Из-за этого и происходит деградация и ликвидация оставшихся обрабатывающих производств в РФ — они не выдерживают конкуренции с иностранными капиталистами. Это объективный процесс, рынок есть рынок. Станет выгодно развивать машиностроение, российская олигархия превратится из нефтегазовой в станкостроительную. Им все равно, чем заниматься. Это закон капитализма.

Таким образом, профессор Попов фактически призывает пролетариат вступить в союз с отечественным капиталистом против иностранного капиталиста.

 

  

Что это даст пролетариату? Это приведет, прежде всего, к ухудшению положения пролетариата, т. к. отечественный капиталист, чтобы выстоять в конкурентной борьбе с иностранным капиталистом, в первую очередь пойдет на сокращение заработной платы, на ухудшение условий труда, а не на снижение своей прибыли. Такое учение смешивает интересы рабочего класса с интересами одной из групп буржуазии. Это дезориентирует и мешает политическому развитию сознательных пролетариев.

Диктатура пролетариата и классовая борьба

С учетом того, что Михаил Васильевич  фактически призывает заниматься реформизмом,  поддерживать отечественных капиталистов в их конкурентном противостоянии с иностранными капиталистами, то его  слова о диктатуре пролетариата и классовой борьбе остаются пустыми рассуждениями, которыми он для неискушённой публики просто маскирует свой оппортунизм и ренегатство.

Видимо это и  объясняет, почему профессор Попов и его последователи, ведут борьбу с критиками Путина в своей партии, называя их «фашистами» и «троцкистами». 

Вот конкретный пример реформистской идеологии профессора Попова:

«В буржуазии, которая сейчас правит в нашей стране, есть часть, которая является национальной буржуазией, которая свою прибавочную стоимость, получаемую на основе эксплуатации рабочих, использует для подъема отечественного производства и хочет получать прибавочную стоимость не за счет разрушения государства и общества, а за счет строительства и укрепления. Наиболее последовательным выразителем такой линии является председатель Правительства России В.В.Путин. А есть компрадорская буржуазия. Это те представители буржуазии, которые свою прибыль получают не от развития отечественного производства, а от его уничтожения». 
(М.В. Попов "Диалектика как метод философии истории". Учебное пособие. Невинномысск. Издательство Невинномысского института экономики, управления и права. 2010 г. - 9 с.)

Социализм и заработная плата

Еще стоит упомянуть  дискуссию профессора Попова и профессора Огородникова (РКРП) на ютубе.

Огородников пытался быть честным и мыслить по-марксистcки. Попов же, подобно брату Горонфло из «Графини де Монсоро», который нарек курицу карпом, называл советские деньги «именными квитанциями», магазины «пунктами распределения», а советские товары народного потребления «продуктами потребления».

Для чего он это делает? Дело в том, сто профессор Попов, безусловно, прекрасно знает работы классиков марксизма. Он, прекрасно знает, что Маркс никогда не допускал, что наемный труд может сосуществовать с социализмом. Социализм начинается тогда, когда наемный труд упразднен. Историческая последовательность такова:

1) Капитализм.

2) Переходный период или революционная диктатура пролетариата. Разрушение рыночных механизмов.

3) Социализм (Начальная стадия Коммунизма). Производство не является более рыночным, потребление регламентировано.

4) Коммунизм: потребление более не регламентировано.

У Маркса, Энгельса и Ленина нельзя найти ни единого утверждения о том, что обычные нормы заработной платы могут быть использованы на низшей ступени коммунизма. Напротив, классики недвусмысленно подчеркивали исчезновение денег и использование трудовых квитанций в течение первой фазы коммунистического общества.


  

Маркс пишет: “Производители могут, пожалуй, получать бумажные удостоверения, по которым они извлекают из общественных запасов предметов потребления то количество продуктов, которое соответствует времени их труда. Эти удостоверения не деньги. Они не совершают обращения” (К. Маркс, Ф. Энгельс, Соч., т.24, стр.402). И Ленин, комментируя слова Маркса, выражается совершенно ясно: “Средства производства уже вышли из частной собственности отдельных лиц. Средства производства принадлежат всему обществу. Каждый член общества, выполняя известную долю общественно-необходимой работы, получает удостоверение от общества, что он такое-то количество работы отработал. По этому удостоверению он получает из общественных складов предметов потребления соответственное количество продуктов”. (ПСС, т.33, стр.92). Никаких товаров здесь уже нет, как нет ни малейшего позвякивания монет в кармане производителя. Никогда классики не допускали возможности сосуществования социализма и наемного труда.  Они всегда ставили это четкое уравнение: наемный труд равен капиталу; социализм равен разрушению наемного труда и капитала или, согласно более известной формуле (недавно выброшенной на свалку лакеями французской буржуазии и русского империализма), социализм равен упразднению наемного труда.

Для марксистов там, где имеется обобщенный наемный труд, там, где трудящиеся получают вознаграждение в деньгах, там есть капитализм. Для Сталина Россия 1936 года, где трудящиеся получают вознаграждение деньгами, является “социалистической страной”.

Профессор Попов, понимая, что его кумир явно дал маху, пытается оправдать его тем, что, дескать – советские деньги это и не  деньги вовсе, а «именные квитанции». Советские магазины, соответственно являлись  «пунктами распределения», а советские товары народного потребления были «продуктами потребления».

Но, как бы профессор Попов не упражнялся в софистике, продукт, произведенный с целью продажи — это все равно товар. А деньги — это именно деньги, а не именные квитанции. И, конечно же, в СССР были товарное производство, наёмный труд и государственный капитал.

Вывод

Проанализировав  цитаты из трудов профессора Попова, а так же его публичные высказывания,  можно сделать вывод, что он:

во-первых,  — реформист, т.е. фактически выступает за поддержку буржуазии, прикрывая все это красивыми и наукообразными фразами про «диктатуру пролетариата», «ленинизм», «научный коммунизм» и козыряя своим ученым званием профессора философии.

во-вторых, он призывает к поддержке буржуазной власти в РФ, т.е. охранитель.

В итоге получается, что профессор Попов сознательный оппортунист реализующий политику уступок, которые его организация (Рабочая Партия России) пытается получить от буржуазного правительства для того, чтобы пролетарская масса дала свое согласие на благополучное функционирование «отечественной»  капиталистической экономики, и с которой она отворачивается от классовой борьбы. 

 

  

Так называемая Рабочая Партия России в действительности является буржуазной партией, не смотря на то, что она вырядилась в рабочие цвета. Таким образом, профессор Попов подтвердил, что сталинизму, во всех его разновидностях,  нечего предложить рабочему классу. Сталинизм никогда не был и не будет социалистическим.

Иван Наговицын.

 

Расскажите своим друзьям