«Локаята – чарвака» — древняя школа материализма.

 

 

«Локаята – чарвака» — это название принадлежит одной из философских школ Древней Индии, возникшей в середине I тысячелетия до нашей эры.

Основателем считается полулегендарный мудрец Брихаспати. Приверженцы этого учения назывались, соответственно, чарваками или локаятиками. Слово «лока» на санскрите означает «место», «край», «страна» (отсюда в современных европейских языках слово «локальный»), а во множественном числе — «народ», «люди», «человечество». Стало быть, «локаята» — это учение, близкое народу, обычным людям. Влияние локаяты было сильным и широко распространенным. Само название локаяты уже говорит об этом. Слово «чарвака» по наиболее распространённой версии, представляло собой презрительное прозвище, данное локаятикам их противниками от глагола «чарв» — «есть», «жевать», поскольку их обвиняли в том, что они якобы проповедовали «Ешь, пей, веселись!».

Сам термин «локаята» может служить подтверждением того, что это учение было достаточно широко распространено среди народа. Другие же философские школы Древней Индии и в особенности священники-брахманы относились к чарвакам крайне враждебно. Все их сочинения были впоследствии уничтожены, и мы можем судить об их взглядах лишь в пересказе других, более поздних авторов, которые, как правило, критиковали и нередко искажали сущность их учения. Если бы принципы локаяты были так поверхностны, как приписываемый ей принцип: «Ешь, пей, веселись!», то мы не сумели бы объяснить, каким образом она могла иметь такое глубокое и широко распространенное влияние или отчего все индийские школы философии воспринимали ее так серьезно.

Причина такого отношения вполне понятна: чарваки-локаятики были последовательными материалистами, атеистами, критиками религии и мистики. А ведь именно с мистицизмом, с уходом от реального мира в потусторонний, ассоциируется у большинства людей «мудрость Индии» или вообще «мудрость Востока». Понятия «нирвана» и «карма», различные буддистские фенечки прочно вошли в сознание и жизнь широкого круга интеллигентных обывателей. Но слова «чарваки-локаятики» ничего не вызовут у них, кроме недоумевающей улыбки. Про этих философов, которые подвергли уничтожающей критике и индуизм, и буддизм, вряд ли кто-то знает, кроме узких специалистов. Историк философии А.Н. Чанышев так пишет о значении этой философской школы: «Словно как бы единственные трезвые среди пьяных, чарваки-локаятики говорили о реальности и единственности нашего мира, в котором мы живём как деятельные и разумные существа, обеспечивающие материальное существование представителям грезящего сознания».

Чарваки утверждали, что существует только «этот мир» («лока»). Он состоит из четырёх материальных элементов — первоначал («махабхута»): земля, вода, огонь и воздух. Отсюда ещё одна трактовка термина «чарвака» — «четыре слова», от «чара» (четыре) и «вак» (слово). Из этих же элементов состоит и человек. Сознание представляет собой свойство высокоорганизованной материи. Как объясняли чарваки, отдельно рис и патока не обладают опьяняющими свойствами, но из их смеси получается вино. Так же и материальные элементы, не обладающие сознанием, при определённой комбинации, сложившись в человеческое тело, порождают разум.

Исходя из этих представлений, чарваки отрицали существование бессмертной души, богов и потустороннего мира. Религия — это выдумка богатых людей для обмана бедных, а создатели священных книг (Вед) — лицемеры и мошенники. Они придумали обряды для того, чтобы кормиться за счёт народа. «Мошенники, шуты, бродяги - вот кто составил... Веды», - говорил сам основатель локаятики — философ Брихаспати. После смерти от человека ничего не остаётся, так как все материальные элементы, из которых он состоит, распадаются. Вместе с идеей о переселении душ чарваки отвергали и закон кармы, что резко отличало их от всех прочих направлений философской мысли Древней Индии.

Чарваков, как и других материалистов древности, обвиняли в пропаганде грубых чувственных наслаждений. Но на самом деле этическое учение локаяты было намного глубже.

Начнем с хорошо известного эпизода убийства брахмана чарвака, которое описано в «Шантипарве» «Махабхараты».

После великой курукшетрской войны, когда пандавские братья возвращались с триумфом, тысячи брахманов собрались у городских ворот, чтобы благословить Юдхиштхиру. Среди них был чарвака. Он выступил вперед и без согласия остальных брахманов обратился к царю так:

«Это собрание брахманов проклинает тебя за то, что ты убил своих родственников. Что ты приобрел посредством истребления своих близких и убийства своих старших? Ты должен умереть».

Это выступление ошеломило собравшихся брахманов своей внезапностью. Юдхиштхира почувствовал себя смертельно оскорбленным и хотел умереть. Но тогда другие брахманы, придя в себя, заявили царю, что чарвака отнюдь не их истинный представитель, а только переодетый демон и друг врага царя – Дурьодханы. Они заверили царя, что истинные брахманы восхищены его великими деяниями. И затем они сожгли его, раскольника чарвака, до пепла.

Чарвака в этом отрывке «Махабхараты» не сказал чего-либо, что может дать нам хотя бы отдаленное представление о взгляде на жизнь как на «Ешь, пей, веселись»! Старые моральные ценности родового общества были попраны и уничтожены, и протест чарваки против этого был искренним и мужественным. 

Чарвака был сожжен, а моральные нормы древней Индии были пересмотрены духовенством в соответствии с новой политической ситуацией. Мы видим, что это и было сделано в «Бхагавад-Гите». Арджуна, когда он понял, что курукшетрская война начнется, был печален и подавлен. Он столкнулся лицом к лицу с проблемой убийства своих родственников и истребления своих старших. Он предпочел бы не сражаться. Поэтому Кришна должен был поднять его дух до величественных метафизических высот, с которых такие убийства могли бы быть оправданы. Но, прежде чем такие высоты могли быть достигнуты, Кришна должен был подробно остановиться на фактических и мирских соображениях. Он приводил такие доводы:

«Ты будешь на небе, если ты падешь в этом сражении, если же ты выиграешь его, ты будешь наслаждаться на этой земле».

Это было вполне откровенно. И в том и в другом случае налицо перспективы наслаждения – наслаждения на земле, если вы можете убивать своих родственников, и наслаждения на небе, если вас самих убьют. И это было, вероятно, самым ранним выражением реальной этики наслаждения в истории индийской философской истины. Однако этика чарваков, по крайней мере, судя по свидетельству «Махабхараты», была открытым протестом против этого. Те, кто обвинял локаятиков в вульгарности их философии наслаждений, на самом деле сами завуалировано подписывались под ней.

Чарваки утверждали, что существование нашего тела неразрывно связано как с наслаждениями, так и со страданиями, причём одно невозможно без другого. Когда двое влюблённых встречаются после долгой разлуки, они испытывают такую радость, о которой не имеет понятия пара, никогда не расстававшаяся. Отдых может быть полностью оценён лишь после тяжелого труда, еда и питьё — лишь после жажды и голода. Мы видим, что чарваки прекрасно владели искусством диалектики и имели представление о единстве и борьбе противоположностей.

Признавая, как и буддисты, что земная жизнь невозможна без страданий, чарваки делали из этого факта прямо противоположный вывод. Ни один разумный человек, писали они, не отка­жется от зерна только потому, что оно в шелухе и не перестанет есть рыбу из–за того, что в ней кости. Нет никакого смысла отказываться от радостей земной жизни из-за пустой надежды на райское блаженство, ибо «лучше настоящая раковина, чем поддельная монета». Полное освобождение от страданий возможно лишь со смертью, но ни один разумный человек не станет к ней стремиться. Цель жизни заключается в том, чтобы по возможности умножать наслаждения и избегать страданий: «Пока жизнь ещё ваша, живите радостно».


Чарваки – локаятики были стихийными борцами за лучшие условия жизни. Вообще материалисты древней Индии отражали взгляды угнетенных слоев общества. Они выступали против кастовой организации общества, которую освящала своим авторитетом религия индуизма. Они утверждали, что все люди равны от природы. С особым уважением они относились к тем видам деятельности, которые приносят непосредственную материальную пользу — земледелию и скотоводству. Крайне отрицательно отзывались о брахманах, которые живут за чужой счёт и пользуются незаслуженными привилегиями, за что и заслужили их ненависть.

В самом названии «локаята» отражается близость этой философии к здравому смыслу простого народа, стихийному материализму, который с древнейших времён противостоял религиозным предрассудкам и несправедливому общественному устройству.

Сергей Жуйков.

 

Расскажите своим друзьям