МАРКСИЗМ И ЭТИКА - 1

 

   

Проблема распада и утрата веры в пролетариат и человечество

Из-за неспособности двух основных общественных классов (пролетариата и буржуазии) утвердить собственный путь разрешения кризиса капиталистической экономики, капитализм вступил в конечную стадию распада, который затронул не только ценности общества, но и его самое.

Сегодня, когда господствует принцип «каждый за себя», рвется ткань общественных связей, а нравственные ценности разъедает точно ржавчиной, – организация революционеров и вообще новое поколение молодых активистов не сможет свергнуть капитализм, не разрешив ряд морально-этических проблем. Не только сознательное развитие рабочей борьбы, но и теоретические споры по этим вопросам, осмысление работы, уже проделанной в этой области марксистским движением, стали жизненно важным делом для всего человечества. Они необходимы для того, чтобы пролетариат не только мог противостоять проявлениям распада капитализма и окружающей аморальности, но и вновь обрел веру в собственное будущее, будущее всего человечества.

Особая форма, которую приняла контрреволюция в СССР – сталинизм, позиционировавший себя как продолжателя, а не могильщика Октябрьской революции 1917 года, – уже подорвала веру в пролетариат и предлагаемую им коммунистическую альтернативу. Несмотря на завершение контрреволюционного периода в 1968 году, крах сталинистских режимов в 1989-м (который знаменовал собой вступление капитализма в историческую стадию распада) вторично пошатнул уверенность пролетариата в своих силах как освободителя всего человечества.

 

  

Ослабление веры рабочего класса в себя, недостаточное осознание им своей классовой идентичности и революционной перспективы, вызванное буржуазными пропагандистскими кампаниями на тему «банкротства коммунизма», изменила условия постановки проблемы этики. На самом деле бедствия, постигшие рабочий класс (в частности, ослабление его сознательности после краха Восточного блока и сталинистских режимов), подорвали его веру не только в коммунистическое будущее, но и в человечество вообще.

В период развития капитализма и особенно первого революционного подъема 1917-1923 гг. утверждение о том, что проблемы современного общества объясняются в основном «дурной» натурой человека, вызывало лишь пренебрежение у сознательных рабочих. Сегодня же, наоборот, идеология, согласно которой общество не способно стать лучше и развить высшие формы человеческой солидарности, – сделалась как бы данностью нынешнего исторического периода. Глубоко коренящиеся сомнения в нравственных качествах человеческого рода присущи ныне не только правящим и средним классам, они угрожают и самому пролетариату, включая его революционные меньшинства. Это неверие в возможность строительства общими усилиями подлинной человеческой общности вызвано не только пропагандистскими усилиями правящего класса. Само историческое развитие обусловило всеобщий кризис веры в будущее человечества.

Наш период отмечен:

- крайним пессимизмом в отношении «человеческой природы»;

- скептическим (и даже циничным) взглядом на необходимость и даже возможность каких бы то ни было нравственных ценностей;

- недооценкой или вообще отрицанием значимости этических проблем.

Подобные широко распространенные мнения подтверждают суждение английского философа Томаса Гоббса (1588-1679) о том, что человек человеку волк. Согласно такому представлению, человек является по сути своей разрушителем, хищником, эгоистом, неисправимо иррациональным, и его общественное поведение хуже, чем у большинства животных. Так, мелкобуржуазные экологисты считают культурное развитие «заблуждением» или «тупиком». Само человечество рассматривается как раковая опухоль планеты, над которой природа должна восторжествовать, и чем скорее, тем лучше.

 

 

Понятно, что подобные теории возникли еще до распада капитализма, но он вдохнул в них новую жизнь.

За истекшие столетия всеобщее распространение товарного производства при господстве капитализма постепенно разрушало солидарные связи, скреплявшие человеческое общество, и ныне они могут навсегда стереться из коллективной памяти.

Стадия упадка каждой из общественных формаций, начиная с первобытного коммунизма, всегда характеризовалась размыванием утвердившихся в обществе нравственных ценностей и утратой веры в будущее, поскольку историческая альтернатива еще не начинала утверждать себя.

Но упадок капитализма отличают беспрецедентные в истории варварство и бесчеловечность. Действительно трудно после Освенцима и Хиросимы, геноцида и массовых разрушений сохранить веру в возможность усиления в обществе нравственных начал.

Капитализм нарушил и то хрупкое равновесие, которое поддерживалось прежде между человеком и природой, подорвав тем самым долгосрочные основы сохранения человеческого рода.

К этим особенностям исторического развития капитализма мы должны добавить накопление последствий прогресса в классовом обществе: нравственное и социальное развитие отстает от технологического.

«Естественные науки справедливо считаются тем полигоном, где человеческая мысль, одержав целый ряд побед, сумела добиться впечатляющего развития… Совершенно обратная картина наблюдается в обширной сфере действия и человеческих отношений, где использование технических средств не имеет непосредственного значения, они проявляют себя опосредованно, как бы незаметно для глаза. Здесь мысль и действие в большей степени обусловлены страстью и побуждениями, желанием и хотением, традицией и верованием; и никакая логика и методология не способна обеспечить точное знание. (…) Столь яркий контраст совершенства с одной стороны и несовершенства с другой означает, что человек контролирует силы природы или уже близок к этому, но еще не контролирует собственные силы воли и страстей. Здесь он топчется на месте, а может, даже отступает, ибо не способен контролировать собственную «природу» (Тилни). Ясно, что по этой причине общество пока сильно отстает от науки. Потенциально человек – хозяин природы. Но над своей собственной природой он еще не властен» (1).

 

  

Причины сомнений в необходимости пролетарской морали после 1968 года

После 1968 года развитие рабочей борьбы как бы служило противовесом растущему в капиталистическом обществе скептицизму. Но при этом недостаточно глубокое понимание марксизма привело к распространению у нового поколения революционеров мнения о том, что в социалистической теории нет места морали и этике. Подобная ситуация стала прежде всего результатом отсутствия органической преемственности с революционным подъемом 1917-1923 гг. по причине длительного периода контрреволюции. Прежде этические ценности рабочего движения являлись частью традиции, передававшейся из поколения в поколение. Они усваивались тем легче, что являлись частью действенной, организованной, коллективной практики. Контрреволюция смела эту традицию, как и почти всех ее носителей – революционные меньшинства.

Это искажение пролетарской этики, в свою очередь, усилило впечатление, что мораль по самой природе своей является реакционным изобретением правящих и эксплуататорских классов. История ясно демонстрирует, что во всех классовых обществах господствующая мораль всегда была моралью правящего класса. Причем до такой степени, что массы почти стали отождествлять мораль с государством и религией. Представления о морали в обществе использовались эксплуататорами, государством и церковью, чтобы упрочить и сакрализировать статус кво, то есть порабощение угнетенных классов. «Морализм», при помощи которого правящие классы всегда стремились сломить сопротивление трудящихся классов, вызывая у них чувство вины, является одним из бичей человечества. А также одним из самых утонченных и эффективных орудий доминирующих социальных групп, обеспечивающим их господство.

Марксизм всегда боролся против морали правящих классов, равно как против обывательского морализма мелкой буржуазии. В ответ на лицемерное морализаторство защитников капитализма марксизм, в частности, всегда подчеркивал, что критика политической экономии должна основываться на научных знаниях, а не на этических суждениях.

 

  

Но искажение сталинизмом пролетарской морали – не повод отказаться от самого этого понятия (точно так же пролетариат не должен отвергать концепцию коммунизма под тем предлогом, что ее присвоила и извратила контрреволюция в СССР). Марксизм показал, что история человеческой морали – это не только история морали правящего класса; угнетенные классы имеют свои собственные этические ценности, которые сыграли революционную роль в развитии человечества. Он продемонстрировал, что мораль – не производная эксплуатации, государства и религии, что будущее – если оно возможно – за той моралью, которая отрицает эксплуатацию, государство и религию.

«Люди постепенно привыкнут к соблюдению элементарных, веками известных, тысячелетиями повторявшихся во всех прописях, правил общежития, к соблюдению их без насилия, без принуждения, без подчинения, без особого аппарата для принуждения, который называется государством» (2).

Марксизм доказал, что пролетариат – единственный класс в истории, который может, сбросив оковы отчуждения, развив свое сознание, укрепив единство и солидарность, освободить мораль, а значит, человечество, от лицемерного морализаторства, вызывающего чувство вины, жажду мести и искупления.

Кроме того, очистив критику политической экономии от мелкобуржуазного морализма, марксизм сумел научно доказать важность моральных критериев для классовой борьбы пролетариата. Например, обнаружил, что определение стоимости рабочей силы, в отличие от всех остальных товаров, включает в себя моральную составляющую: мужество, решимость, солидарность и достоинство эксплуатируемых.

Неприятие концепции пролетарской морали свидетельствует также о давлении мелкобуржуазной идеологии, в значительной мере отмеченной демократизмом. В нем находит проявление недовольство мелких буржуа принципами поведения в обществе, которые, как всякий принцип, ограничивают «личную свободу». Проникновение в современное рабочее движение идеологии этого исторически несостоятельного класса является слабостью поколения мая 1968-го.

 

  

Характер морали

Мораль необходима, ибо указывает, как вести себя в мире человеческой цивилизации. Она позволяет определить некие принципы, общие правила жизни в обществе. Солидарность, сочувствие, благородство, поддержка нуждающихся, честность, дружеское, доброжелательное отношение к другим, скромность, солидарность разных поколений – вот сокровища, являющиеся моральным наследием всего человечества. Без этих качеств жизнь в обществе невозможна. Вот почему люди всегда ценили их, а равнодушие к другим, грубость, жадность, зависть, надменность и тщеславие, непорядочность и лживость во все времена вызывали неодобрение и возмущение.

Мораль как таковая служит тому, чтобы способствовать социальным побуждениям в противовес антисоциальным, в интересах сохранения человеческой общности. Она помогает направить энергию людей на благо всех. И возможность осуществления этого на практике зависит от способа производства, соотношения общественных сил и пр.

При каждом общественном устройстве устанавливаются определенные нормы поведения и его оценки, которые вырабатываются на основе непосредственной практики и соответствуют сложившемуся образу жизни. Данный процесс является составной частью того, что Маркс в «Капитале» назвал относительным освобождением от произвола и воли случая путем установления порядка.

Мораль носит императивный характер. Это – приобщение к жизни общества посредством суждений о том, что «хорошо» и что «плохо», приемлемо или недопустимо. В подобном подходе к действительности задействованы такие психологические механизмы, как совесть и чувство ответственности. Они не только влияют на принятие решений и поведение вообще, но нередко определяют их. Требования морали помогают понять, что такое общественная жизнь, сознание воспринимает их на эмоциональном уровне. Как и всякий способ постижения и преобразования действительности, она носит коллективный характер. Через воображение, интуицию и оценку она позволяет человеку приобщиться к интеллектуальному и эмоциональному миру других. Таким образом, она является источником человеческой солидарности и взаимно обогащает духовное развитие людей. Она не может развиваться без социального взаимодействия, без передачи накопленных достижений и опыта от личности к обществу и обратно, от поколения к поколению.

 

  

Одна из особенностей морали заключается в том, что она способствует пониманию действительности не только как она есть, но и какой она должна быть. И носит скорее телеологический, нежели причинный характер. Этот дуализм действительного и должного делает мораль действенным фактором общественной жизни.

Марксизм никогда не отрицал важность влияния факторов, не носящих научный и теоретический характер, на развитие человечества. Напротив, он неизменно подчеркивал их необходимость и даже относительную независимость. Вот почему он сумел проанализировать их роль в истории и их взаимовлияние.

Как в первобытном, так и в классовом обществе мораль развивалась стихийно. Еще до того, как моральные ценности были осмыслены и систематизированы, существовало понятие типов поведения и отношения к ним. В каждом общественном устройстве, у каждого класса, социальной и даже профессиональной группы (как подчеркивал Энгельс) имеются собственные правила поведения, находящие выражение, в частности, в кодексах профессиональной этики. Как отметил Гегель, ряд поступков субъекта и есть сам субъект. Мораль – это нечто гораздо большее, чем совокупность правил и традиций поведения. Именно она в значительной мере окрашивает человеческие отношения в каждом данном обществе.

Она отражает и одновременно влияет на то, как человек видит себя самого, как он понимает других, их духовный мир. Мораль основывается на сопережевании, способности, свойственной только человеку. Именно в этой связи Маркс заявлял: «Ничто человеческое мне не чуждо».

 

  

Моральные оценки необходимы не только для разрешения повседневных проблем, они являются составной частью разумной, сознательной деятельности, направленной на достижение определенной цели. Они помогают принять решение не только отдельным личностям, но и накладывают свой отпечаток на все общество, на целые исторические эпохи.

Хотя инстинкт, интуиция и бессознательное являются основными аспектами человеческой психики, с развитием человечества роль сознания значительно возросла. Проблемы морали пронизывают все человеческое существование. На нее оказывают влияние социальные потребности, а также образ мыслей в обществе, той или иной его группе. Она ведет к осознанию ценности человеческой жизни, отношений между личностью и обществом, собственного места в мире, своей ответственности перед сообществом людей. И осознание это не чисто умозрительное, оно находит выражение в социальном поведении. Этические принципы, которыми человек руководствуется, оказывают влияние на его поступки, оценки, мотивацию, на смысл его жизни.

Хотя развитие вселенной не имеет перед собой никакой заранее установленной цели, человечество – это такая часть природы, которая ставит перед собой цели и борется за их осуществление.

В работе «Происхождение семьи, частной собственности и государства» Энгельс показал, что мораль коренится в социально-экономических отношениях и классовых интересах. Но одновременно он продемонстрировал ее роль не только в регулировании воспроизводства существующих социальных структур, но и в возникновении новых общественных отношений. Мораль может либо замедлять, либо ускорять исторический прогресс. Она, порою прежде философии и науки, отражает изменения, подспудно происходящие в недрах общества.

Хотя мораль в каждом обществе носит классовый характер, мы не должны упускать из виду, что в ней находят отражение положительные человеческие качества, которые способствуют сохранению человеческой общности на каждой стадии его развития. Как показал Энгельс в «Анти-Дюринге», пролетарская мораль содержит больше элементов, представляющих ценность для всего человечества, чем мораль других общественных классов, ибо ей, а не буржуазной, принадлежит будущее. Энгельс прав, признавая, что в истории происходит нравственный прогресс. Человеческое общество совместными усилиями обогащает свой духовный опыт, передает его от поколения к поколению, чтобы улучшить свою жизнь, в том числе и путем классовой борьбы. Хотя нравственное развитие человека не линейно, прогресс в этой области можно оценить по его способности разрешать встающие перед ним все более сложные проблемы. Здесь раскрывается огромный потенциал обогащения внутреннего и социального мира человека, что, как подчеркивал Троцкий, является одним из важнейших критериев прогресса.

 

  

Еще одной важнейшей особенностью морали является то, что, выражая потребности общества в целом, она неотделима от жизни каждой личности, ее сознания и внутреннего мира. Недооценка субъективного фактора неизбежно ведет к отвлеченности и пассивности. Именно глубинное понимание человеком нравственных ценностей отличает его, среди прочего, от животных и дает ему силы на общественные преобразования. Осознание несовершенства общества заставляет возмущаться совесть, и это связывает человеческие чувства с динамикой социального прогресса. В процессе нравственного взросления человек обретает способность противостоять предрассудкам и фанатизму, более сознательно и творчески реагировать на моральные конфликты.

Необходимо также подчеркнуть, что, хотя биологическая основа морали коренится в социальных инстинктах, ее эволюция неотделима от развития человеческой культуры. Человеческий род выделился из царства животных не только из-за развития мышления, но и благодаря обучению и усложнению эмоций. Таким образом, Толстой был прав, подчеркивая роль искусства в широком смысле в прогрессе человечества наряду с наукой:

«Как благодаря способности человека понимать мысли, выраженные словами, всякий человек может узнать все то, что в области мысли сделало для него все человечество, может в настоящем, благодаря способности понимать чужие мысли, стать участником деятельности других людей, и сам, благодаря этой способности, может передать усвоенные от других и свои, возникшие в нем, мысли современникам и потомкам; так точно и благодаря способности человека заражаться посредством искусства чувствами других людей ему делается доступно в области чувства все то, что пережило до него человечество, делаются доступны чувства, испытываемые современниками, чувства, пережитые другими людьми тысячи лет тому назад, и делается возможной передача своих чувств другим людям.

Не будь у людей способности воспринимать все те переданные словами мысли, которые были передуманы прежде жившими людьми, и передавать другим свои мысли, люди были бы подобны зверям или Каспару Гаузеру.

Не будь другой способности человека – заражаться искусством, люди едва ли бы не были еще более дикими и, главное, разрозненными и враждебными» (3).

 

  

Этика до марксизма

Этика – это философское учение о морали, ставящее задачей осмысление ее роли и ее усовершенствования. Хотя этика – теоретическая дисциплина, цель ее всегда была практической. Она представляет ценность лишь постольку, поскольку способствует улучшению человеческого поведения в реальных жизненных обстоятельствах. Она возникала и развивалась как философское учение не только по историческим причинам, но и потому, что мораль представляет собой не некий конкретный предмет, а совокупность отношений, охватывающих всю жизнь человека и его сознание. Начиная с классической греческой философии до Спинозы и Канта этика всегда представала как извечный вызов, брошенный величайшим умам человечества.

Несмотря на множество подходов и объяснений, соответствующих различным типам общества, для этики, особенно после Сократа, неизменно была характера некая общая цель – ответ на вопрос, как человек может добиться счастья для всех людей. Этика всегда являлась орудием борьбы, в частности, классовой. Столкновение с болезнью и смертью, конфликтом интересов и душевными страданиями зачастую побуждало к изучению этики. Но в то время как мораль, пусть рудиментарная, являлась весьма древним условием существования человеческого общества (а она существовала еще при первобытном строе), этика – феномен сравнительно недавний и возникла с разделением общества на классы. Потребность сознательно направлять поведение людей представляет собой естественный результат общественной жизни, все более усложнявшейся после возникновения социальных классов. В первобытном обществе смысл человеческой жизни и солидарность между людьми были непосредственно продиктованы тяжкими лишениями. Свободы личного выбора еще не существовало. Только в контексте растущего противоречия между частной и общественной жизнью, между потребностями личности и общества возникло и развилось теоретическое осмысление поведения людей и его принципов. Это осмысление неотделимо от появления критического отношения к обществу, сознательного и обдуманного стремления изменить его. Таким образом, распад первобытной общины и возникновение классового общества стали необходимым условием для появления этики и философии вообще. Решающую роль здесь сыграло развитие товарного производства, в частности, в Древней Греции. Не только возникновение, но и эволюция этики обуславливались в первую очередь развитием производительных сил – экономических, материальных основ общества.

 

  

В классовых обществах требования морали и обычаи менялись, поскольку каждый общественно-экономический строй вырабатывал ту систему моральных норм, которая отвечала бы его потребностям. Когда мораль, утвержденная правящим классом, вступала в противоречие с историческим развитием, она превращалась в источник ужасных страданий, нуждалась ради своего сохранения в использовании все большего физического и психологического насилия, что вело к общей потере ориентиров, латентному лицемерию, самобичеванию, особенно в среде эксплуатируемых классов. Периоды упадка общественных формаций создавали особенные трудности для этики, и она стремилась сформулировать новые принципы, которые были бы восприняты массами и готовили бы их к новому общественному устройству.

Однако развитие этики вовсе не является механическим, пассивным отражением изменений, происходящих в экономическом базисе общества. Она обладает собственной внутренней динамикой, как показала эволюция раннего материализма греческих философов, чей вклад в этику до сих пор принадлежит к бесценному теоретическому наследию человечества. Эта внутренняя динамика раскрывается в отношении к ее основному предмету – стремлению к всеобщему счастью. Еще Гераклит сформулировал центральную проблему этики: отношения между личностью и обществом, между тем, что каждый человек делает и что он должен делать в общих интересах. Но эта «натурфилософия» была неспособна дать материалистическое объяснение происхождению морали и совести. Более того, ее односторонний упор на причинность в ущерб «телеологической» стороне человеческого бытия (разумной деятельности ради достижения сознательно поставленной цели) не позволял ей удовлетворительно ответить на вопросы этики, имевшие важнейшее значение для будущего человечества (такие, как отношение человека к конечности своего существования, к собственной смерти и смерти себе подобных, особенно в войнах и других губительных конфликтах).

Таким образом, не только объективный процесс общественного развития, но и отсутствие ответа на поставленные вопросы морали проложили путь к философскому идеализму. Он возник одновременно с новым религиозным течением, монотеизмом, основанным на вере в единого Бога, спасителя человечества, который один только может даровать счастье в небесном раю. Появление идеалистической морали основывалось уже не на объяснении природы, а на попытке исследовать духовную жизнь. Ей не удалось полностью освободиться от анимистских верований первобытного общества, что нашло выражение в представлении о двойственности человека, наличии в нем духовной (нравственной) и материальной (телесной) сторон, что делало его полуангелом- полуживотным.

 

  

Моральный идеализм был поставлен под сомнение лишь с появлением в Западной Европе революционного материализма находившейся на подъеме буржуазии. Это учение объявляло, что естественные побуждения человека несут в себе искру добра, а ответственность за всякое зло возлагалась на прежний социальный строй. Из этой школы мысли вышли не только теории, взятые на вооружение буржуазной революцией, но и утопический социализм (Фурье, Оуэн и «утилитаристская» система Бентама).

Но и материализм революционной буржуазии оказался неспособен раскрыть происхождение морали. Ее нельзя объяснить через природу, поскольку человеческая природа уже содержит мораль. Тем более эта революционная теория не могла выявить свое собственное происхождение. Если человек при рождении представляет собой tabula rasa (чистый лист), как провозглашает буржуазный материализм, если его природа как существа общественного определяется лишь воздействием существующего общества, то тогда откуда берутся революционные идеи, чем вызвано возмущение происходящим – необходимое условие для стремления к новому, лучшему обществу? Большой заслугой буржуазного материализма являлась его борьба с пессимизмом и идеализмом (который отрицал всякую возможность нравственного развития в человеческом мире). Однако, несмотря на свой как будто безграничный оптимизм, этот излишне механистический и метафизический материализм являлся слишком непрочной основой для подлинной веры в человечество. В конечном счете, согласно подобным представлениям о мире, нашедшим воплощение в философии Просвещения, единственным источником морального совершенствования человеческого рода должен предстать новый, «просвещенный» человек.

Тот факт, что буржуазный материализм не смог объяснить происхождение морали, способствовал возврату Канта к моральному идеализму в попытке объяснить феномен совести. Объявив «нравственный закон внутри нас» «вещью в себе», существующей априорно, вне времени и пространства, Кант фактически провозгласил, что познать происхождение морали нам не дано.

Таким образом, несмотря не весь этот неоценимый вклад в историю человечества, который до сих пор еще представляет собой разрозненные детали мозаики, лишь пролетариат, вооруженный марксистской теорией, сможет дать последовательный и удовлетворительный ответ на вопрос о происхождении морали.

Продолжение следует...

 

1. Pannekoek A. Anthropogenesis: A study in the origins of man. 1944.

2. Ленин В.И. Государство и революция // ПСС. Т. 33. С. 89.

3. Толстой Л.Н. Что такое искусство? М., 2011. В рецензии на эссе русского писателя, опубликованной в газете «Нойе Цайт», Роза Люксембург писала, что в этой идее Толстого больше социализма и исторического материализма, чем в большинстве статей в партийной печати.

   

Источник: http://ru.internationalism.org/en/node/243

  

Расскажите своим друзьям