Миф о распространенной религиозности ученых

 

Нередко верующие ссылаются на то, что многие из нобелевских лауреатов – верующие люди. Так ли это на самом деле?

В 2013 вышла книга Т. Димитрова "Они верили в бога", где автор точно подсчитал число верующих. Результат такой:

по физике: 17 (8,7%)
по химии: 4 (2,4%)
по физиологии и медицине: 6 (3%)
по литературе: 11 (10%)
премия мира: 12 (11,5%)
по экономике: 0

ВСЕГО: 50 (6%)

(Книга Т. Димитрова "Они верили в бога". 2013 год).

Хочется заметить, что, несмотря на столь малый процент, все же религиозные деятели явно спекулируют на «верующих ученых». Дело в том, что сам автор книги почему-то относит Эйнштейна к верующим, а это миф, о котором мы поговорим позже.

Конечно, верующих ученых стало меньше, чем в XIX веке в процентном соотношении, но это еще не значит, что их совсем нет. Более того, ученых в целом стало гораздо больше, а само понятие  «ученый» сегодня резко отличается от того, которое было 200 лет назад.

Не все люди понимают, кто такой ученый. Иногда складываются в воображении некие идеальные образы, которые никак не соответствуют реальности. Вот, например, человек всю жизнь следит за тем, как определенные продукты питания влияют на здоровье мышей. Он этим занимается 10-40 лет. И почему он не может верить в бога? Каким образом его деятельность помешает поверить в божество, если учесть, что его работа зачастую – просто рутина. Религия – социальный институт, цель которого сохранить государство и общество, ничего не изменяя. Если все устраивает в этом плане, то человек вполне может поддерживать религию именно как «скрепу», что и происходит на самом деле.

Да и что значит – «верующий ученый» в представлении религиозных деятелей? Разве эти люди доказывают существование бога? Нет. Они просто говорят об общеизвестных ограниченных возможностях науки относительно философской проблемы «смысла жизни».  Вот как это происходит. Из интервью Артема Оганова — российского теоретика-кристаллографа, химика, физика и материаловеда:

«С 1993 года вы являетесь прихожанином католического храма Святого Людовика в Москве. А возможно ли совмещать занятие наукой и веру в Бога?

— Наука и вера никак не противоречат друг другу, потому что они о разном — примерно как медицина и астрофизика никак не могут находиться в противоречии друг с другом. Вера — о смысле жизни, а не, например, об электронной структуре кристаллов или эволюции растений. Наука, напротив — о материальном мире, и ничего о смысле жизни сказать не может. Великий ученый и тоже верующий, Луи Пастер, говорил: «Малое знание отдаляет от Бога, а большое — приближает к Нему». Говорил он это тогда, когда в его родной Франции было очень немодно быть верующим. Мне моя вера дала систему координат в жизни, человек не может существовать, не зная смысла своего существования. А наука позволяет мне развивать мои способности, и заниматься любимым делом, и приносить пользу» («Наука и вера никак не противоречат друг другу», сайт «Газета.RU»: https://www.gazeta.ru/science/2015/12/18_a_7976183.shtml).

Вывод из этого отрывка интервью прост. Занимаясь наукой, человек никоим образом не использует в работе философию идеализма и  религиозные откровения. В своей области он - материалист и компетентный человек, однако за рамками своей компетенции он может придерживаться любых антинаучных идей: хоть учения  о рейки, хоть о боге, и вообще о чем угодно.

Главная причина веры в сверхъестественное  — разочарование в возможностях науки восстановить прошлое во всей полноте, предсказать с точностью будущее и ответить исчерпывающе  на вопрос о смысле жизни. Увы, вместо мужественного изучения объективной реальности, люди просто находят самые простые и удобные для себя ответы, некоторые ученые – не исключение. 

Но, чаще всего говоря о верующих ученых, религиозные деятели лгут, относя неверующих ученых к верующим. Подобных случаев немало в истории, но мы приведем три основных примера.

 

1. Чарльз Дарвин

О религиозности Дарвина стали говорить сразу после его смерти. Появились мифы, согласно которым он «отрекался» от своей же теории на смертной одре. С другой стороны, были мифы, которые были направлены на утверждение тезиса «эволюция не противоречит религии», и такие проповедники заявляли, что Дарвин всегда был верующим.  Даже был случай явного шарлатанства - священник Артемий Владимиров рассказал на телеканале «Спас», как беседовал с покойным Чарльзом Дарвином… на его могиле:

«Я вот даже недавно беседовал с Чарльзом Дарвином. Я не являюсь поклонником «обезьяньей теории», поэтому мне как священнику было интересно поговорить. «Чарльз, как тебе там?» — обращался я к этому надгробию. — Что ты скажешь? Есть ли какие-то, как тебе сейчас кажется, промежуточные звенья между видами? Между зеброй и жирафом?» У него было наивное представление, что археология найдёт эти промежуточные звенья».

Дарвин (или, вернее, его дух) якобы ответил отцу Артемию. Исходя из слов священника, учёный сожалеет о разработке эволюционной теории.

«Что, вы думаете, я услышал? «Батюшка, не соблазняйся моей теорией, не от большого ума я эту гипотезу выдвинул, в которой сейчас раскаиваюсь. Ни к медведю, ни к свинье лично ты не имеешь никакого отношения», — описал протоиерей свою беседу под смех ведущей.

Что же было в действительности? В молодости Дарвин действительно был верующим, это исторический факт. Но в дальнейшем, чем больше он получал научных  сведений, путешествуя на корабле «Бигль», тем меньше верил в религиозные догмы.

Поскольку в данном случае никак нельзя полагаться на религиозных проповедников, которые заявляют о том, что якобы известные люди были верующими, можно дать слово самому Дарвину, благо он оставил большое наследие, и в его трудах можно найти отрывки, где ученый делился своим мнением по поводу религии.

А «автобиографии» он описывает то, как зародилось неверие:

«В течение этих двух лет мне пришлось много размышлять о религии. Во время плавания на «Бигле» я был вполне ортодоксален; вспоминаю, как некоторые офицеры (хотя и сами они были людьми ортодоксальными) от души смеялись надо мной, когда по какому-то вопросу морали я сослался на Библию как на непреложный авторитет. Полагаю, что их рассмешила новизна моей аргументации. Однако в течение этого периода [т. е. с октября 1836 г. до января 1839 г.] я постепенно пришел к сознанию того, что Ветхий завет с его до очевидности ложной историей мира, с его вавилонской башней, радугой в качестве знамения завета и пр. и пр., и с его приписыванием богу чувств мстительного тирана заслуживает доверия не в большей мере, чем священные книги индусов или верования какого-нибудь дикаря. В то время в моем уме то и дело возникал один вопрос, от которого я никак не мог отделаться: если бы бог пожелал сейчас ниспослать откровение индусам, то неужели он допустил бы, чтобы оно было связано с верой в Вишну, Сиву и пр., подобно тому как христианство связано с верой в Ветхий завет? Это представлялось мне совершенно невероятным» (Ч. Дарвин. Автобиография).

И там же Дарвин указывает:

«Нет ничего более замечательного, чем распространение религиозного неверия, или рационализма, на протяжении второй половины моей жизни. Перед моей предсвадебной помолвкой мой отец советовал мне тщательно скрывать мои сомнения [в религии], ибо, говорил он, ему приходилось видеть, какое исключительное несчастье откровенность этого рода доставляла вступившим в брак лицам. Дела шли прекрасно до тех пор, пока жена или муж не заболевали, но тогда некоторые женщины испытывали тяжелые страдания, так как сомневались в возможности духовного спасения своих мужей, и этим в свою очередь причиняли страдания мужьям. Отец добавлял, что в течение своей долгой жизни он знал только трех неверующих женщин, а следует помнить, что он был хорошо знаком с огромным множеством людей и отличался исключительной способностью завоевывать доверие к себе. Когда я спросил его, кто были эти три женщины, он, говоря с уважением об одной из них, своей свояченице Китти Веджвуд, признался, что у него нет безусловных доказательств, а только неопределенные предположения, поддерживаемые убеждением в том, что такая глубокая и умная женщина не могла быть верующей. В настоящее время - при моем небольшом круге знакомых - я знаю (или знавал раньше) несколько замужних женщин, вера которых была ненамного сильнее, чем вера их мужей».

Дарвин был толерантным человеком, он даже предлагал своей жене сжечь его работу, если она сочтет ее уж совсем еретической (его жена действительно была набожной христианкой). Но этот эпизод его биографии никак не отменяет того факта, что лично сам  Дарвин приверженцем религии не был.

 

2. Иван Павлов

Неизвестно по какой причине часто верующие утверждают, что якобы Павлов верил в бога. Для примера (подобного полно):

«Известно, что великий русский ученый-физиолог академик И.П.Павлов был верующим христианином, прихожанином Знаменской церкви в Ленинграде, и вот такое пояснение он дает о бессмертии души: “Я изучаю высшую нервную деятельность и знаю, что все человеческие чувства: радость, горе, печаль, гнев, ненависть, мысли человека, самая способность мыслить и рассуждать - связаны, каждая из них, с особой клеткой человеческого мозга и ее нервами. А когда тело перестает жить, тогда все эти чувства и мысли человека, как бы оторвавшись от мозговых клеток, уже умерших, в силу общего закона о том, что ничто -ни энергия, ни материя - не исчезают бесследно и составляют ту душу, бессмертную душу, которую исповедует христианская вера”» (Академик Павлов о бессмертии души: https://www.hamburg-hram.de/letopis/akademik-pavlov-o-bessmertii-dushi/268.html).

Эту цитату легко найти в интернете в неизменном виде. Проблема только в том, что действительно работу Павлова с такой цитатой найти не получится. Мифы о его религиозности ходили давно, еще в 60-е годы прошлого века. Его невестка писала, что видела:

«Двойника Ивана Петровича, спускавшегося с большой церковной книгой с клироса. Сходство было поразительным, тем более что и седая борода этого человека была подстрижена точно так, как у Ивана Петровича. Тогда я поняла откуда пошла легенда» ( Павлова Е. С. Воспоминания об И. П. Павлове // И. П. Павлов в воспоминаниях современников. Л., 1967. С. 79—80.).

Это многое объясняет. Впрочем, тут все может быть гораздо проще, ведь фальсификации в таких случаях – дело обычное.

На самом деле, Павлов не только не был верующим, но он с неприязнью относился к религии еще во времена Российской империи. Вот что писал Л. А. Орбели:

«Вдруг Иван Петрович в присутствии всех работников лаборатории говорит:

— Черт его знает, что это за манера завелась у нас ни с того ни с сего служить панихиду? Мы, ученые, собираемся почтить память ученого, а тут вдруг почему-то панихида. Я думаю надо изменить этот порядок.

Все молчат. Потом он говорит:

— Так что вот вы так и распорядитесь — никакой панихиды устраивать я не буду, с какой стати? Я приду на заседание Общества и должен буду нюхать запах ладана! Совершенно непонятно!

На следующий день приходит Иван Петрович в лабораторию, — вспоминал Орбели. — Только снял пальто… и сразу же говорит:

— Какого я дурака свалял вчера! Как я не подумал! Мне не хотелось нюхать ладан, а я не подумал о том, что чувствуют члены семьи. Ведь они же пришли не доклады наши слушать, они привыкли, что мы посвящаем заседание памяти Боткина, служим панихиду, они же верующие люди. Я не верующий, но должен же я все-таки считаться с верующими. Никогда себе этого не прощу! Я это понял, как только увидел выражение лиц вдовы и остальных членов семьи» (Орбели Л. А. Воспоминания. С. 77—78.).

Это было еще в 1906 году. А вот что затем Павлов говорил о вере в бога:
"Я... сам рационалист до мозга костей и с религией покончил... Я ведь сын священника, вырос в религиозной среде, однако, когда я в 15-16 лет стал читать разные книги и встретился с этим вопросом, я переделался и мне это было легко... Человек сам должен выбросить мысль о боге" (Павловские клинические среды: Протоколы и стенограммы физиологических бесед. Т. 3, с. 360.).

Он, сам лично, опроверг миф о своей религиозности:

"Что касается моей религиозности, веры в бога, посещения церкви, то это всё неправда, выдумки. Я семинарист и, как большинство семинаристов, уже со школьной скамьи стал безбожником, атеистом. Мне бога не нужно...
Почему многие думают, что я верующий человек, верующий в смысле религиозном? Потому, что я выступаю против гонения на церковь, на религию" (
В. Болондинский, Н. Куприянова "И. П. Павлов в кругу семьи и друзей". "Нтоабене", 1999).


3. Альберт Эйнштейн

Религиозные фанатики часто ссылаются на Эйнштейна, мол, такой гений и верил в бога. Чаще всего используется лживая история о споре студента и профессора, где профессор «доказывает», что бога нет, а студент ему парирует и в итоге побеждает. Вот окончание этой байки:

«Студент: А теперь скажите, есть кто-нибудь в этом классе, кто видел
мозг профессора? Слышал его, нюхал его, прикасался к нему?
(Студенты продолжали смеяться)
Студент: Видимо, никто. Тогда, опираясь на научные факты, можно
сделать вывод, что у профессора нет мозга. При всем уважении к вам,
профессор, как мы можем доверять сказанному вами на лекциях?
(В аудитории повисла тишина)
Профессор: Думаю, вам просто стоит мне поверить.
Студент: Вот именно! Между Богом и человеком есть одна связь - это ВЕРА!
Профессор сел».

И в самом конце написано: «Этого студента звали Альберт Эйнштейн» (Эйнштейн. Экзамен по физике. https://pikabu.ru/story/yeynshteyn_yekzamen_po_fizike_1613925).

Стоит заметить, что эта байка распространена в интернете широко и с небольшими изменениями часто приписывается и другим известным людям. И многие подобные  истории нередко сочиняются об Эйнштейне. Как правило, речь идет о фантазиях религиозных фанатиков, но иногда это смесь правды и лжи.

Опять же, тут не нужно верить ни верующим, ни неверующим, а взглянуть на то, что пишет сам Эйнштейн. Вначале стоит обратить внимание на то, как он описывает собственные религиозные взгляды:

«Я — хотя я был ребёнком нерелигиозных родителей — был глубоко религиозным до 12 лет, когда моей вере настал резкий конец. Вскоре, благодаря чтению научно-популярных книг, я стал убеждаться, что многое в библейских историях не может быть правдой. Следствием этого было прямо-таки фанатическое свободомыслие, соединённое с впечатлением будто государство обманывает молодёжь; это был сокрушительный вывод. Такие переживания породили недоверие ко всякого рода авторитетам и скептическое отношение к верованиям и убеждениям, жившим в окружавшей меня тогда социальной среде» (Einstein, Albert (1979). Autobiographical Notes. Chicago: Open Court Publishing Company, pp. 3-5.).

Какие после этого возможны спекуляции, особенно когда человек сам же и опроверг все эти нелепые мифы? Интересно, что еще при жизни его часто причисляли к сторонникам религии и ему приходилось это опровергать:

«Это конечно ложь, что Вы читали о моих религиозных убеждениях, ложь, которая систематически повторяется. Я не верю в персонифицированного Бога и никогда не отрицал этого, но выразил это отчётливо. Если во мне есть что-то, что можно назвать религиозным, то это, несомненно, беспредельное восхищение строением Вселенной в той мере, в какой наука раскрывает его» (Dukas, Helen (1981). Albert Einstein the Human Side. Princeton: Princeton University Press).

Ну и по поводу библейских историй:

«Слово „Бог“ для меня всего лишь проявление и продукт человеческих слабостей, а Библия — свод почтенных, но всё же примитивных легенд, которые, тем не менее, являются довольно ребяческими. Никакая, даже самая изощрённая, интерпретация не сможет это (для меня) изменить» (В письме Эрику Гуткинду, 1954 г.).

Хочется заметить, что последняя цитата – выдержка из письма 1954 года, то есть незадолго до смерти Эйнштейна.

В целом надо сказать, что подобных фальшивок полно. Верующие, дабы пополнить список «религиозных ученых», часто прибегают к фальсификациям, в частности выдумывают цитаты и «истории из жизни».

Этому способствует тот факт, что  класс предпринимателей всячески пытается внедрить в общественное сознание мысль, будто единственным источником морали являются религиозные догмы, а религия является той единственной школой, которая способна воспитать высокоморальную личность. Поэтому, подобные фэйки как бы «подкрепляет» религиозную веру. Незнание возводится в ранг «особых знаний», но суть именно в том, что корень всякой религии – практическое бессилие человека перед природой и перед классовым обществом.

Роман Синицын. 

 

Расскажите своим друзьям