Против кого был направлен Большой террор?

 

 

Цифры, факты, свидетельства

 

Вопрос о терроре 1936-38 годов (не только, но в особенности) был, остается, и еще долго будет оставаться одним из главных, а порой и главным в идеологической борьбе капиталистического общества, особенно в странах, бывших ранее частью СССР. Об этом свидетельствует, например, поднятая несколько месяцев назад, очередная шумиха по поводу т.н. «десталинизации». С точки зрения правящего класса это понятно: изобразить его как свидетельство «людоедской» природы коммунизма для них жизненно необходимо. Это важнейший идеологический «козырь», нужный, чтобы отвадить население, особенно молодежь, от каких-либо симпатий к коммунизму, единственного действительно опасного для него и всего капиталистического общества течения. Все остальные, от исламских террористов до фашистов, капитализм, пусть и скривив физиономию, примет.

Гораздо больше озадачивает позиция большинства из тех, кто именует себя коммунистами, т.е. сталинистов. Они вовсе не отрицают, что большой террор организован коммунистами. Они лишь борются, с одной стороны, за уменьшение признанных показателей этого террора - «всего-то» 600 тысяч, говорят они – а с другой, меняют плюс на минус: мол, и вправду уничтожали предателей, шпионов, террористов. Есть некоторое число среди них, кто признает, что «товарищ Сталин перегнул» палку, но в целом он свой, строил социализм, «время было трудное» и т.д.

При всей кажущейся противоположности обличителей и защитников они оба играют на одном поле буржуазной фальсификации истории, сердцевиной которой является миф о социализме в СССР, правлении в нем коммунистов и, следовательно, их ответственности за Большой террор. Но что же было на самом деле? Против кого он был направлен, и кто был жертвой? Приходится вновь возвращаться к этому вопросу, прежде (!) чем можно будет перейти (в следующем номере газеты) к контрреволюционному террору, не прикрывавшемуся красным знаменем.

Если взять период правления Сталина (1922-1953), то почти во все годы число расстрелянных по политическим статьям составляло порядка 2 тысяч человек в год, с определенными отклонениями, конечно. И только 1937-38 годы резко выделяются. Что, в эти годы резко увеличилось число шпионов и предателей? Разумеется, нет. «Добавку» составили совсем другие люди. Но о том, кто именно ее составил, не хотят вспоминать ни либералы, ни сталинисты.  

Наша газета уже отвечала на этот вопрос: сталинский террор был направлен против коммунистов, Большой террор – это тотальное уничтожение большевистской партии и многих ее зарубежных последователей. «Клевета», «троцкизм» - так отвечают сталинисты. Хорошо, дорогие товарищи, – проверьте сами. Возьмем именно тех людей, которые совершили и отстояли Октябрьскую революцию, в верности которой вы не устаете клясться. 

 

Председатель Верховного суда А. Вышинский оглашает приговор

 

Вот состав Политбюро ЦК РКП (б), сформированного накануне Октябрьского восстания в октябре 1917 года: В. И. Ленин, А. С. Бубнов, Г. Е. ЗиновьевЛ. Б. КаменевГ. Я. Сокольников, И. В. Сталин, Л. Д. Троцкий. Ленин умер в 1924-м, Сталин сам себя не расстрелял, кто из остальных пережил Большой террор? Никто, с той поправкой, что Троцкий, находившийся тогда вне прямой досягаемости Сталина, был убит чуть позже, в 1940-м году, что суть дела не меняет. Остальные были расстреляны в 1936-39 годах. И именно с Каменева и Зиновьева началась бойня. Так что, революцию возглавили немецкие шпионы и враги народа? Либералы с вами полностью согласны, товарищи сталинисты.

Может это только небольшая группа, «случайно» попавшая в Политбюро? Хорошо, посмотрим на остальных (помимо вышеуказанных членов Политбюро) членов ЦК октября 1917-го: Артем (Ф.А. Сергеев), Я.Н. Берзин, Н.И. БухаринФ.Э. ДзержинскийА.М. Коллонтай, Н.Н. Крестинский, В.П. Милютин, М.К. Муранов, В.П. НогинА.И. Рыков, Я.М. Свердлов, И.Т. Смилга, М.С. Урицкий, С.Г. Шаумян.

Из них не дожили до периода террора 5 человек: Артем, Дзержинский, Ногин, Свердлов и Шаумян. Остались живы по его окончанию двое: Коллонтай и Муранов.

Т.е. в общей сложности из 21 члена революционного ЦК в сталинских репрессиях было уничтожено 12, еще 6 умерло ранее, а пережили репрессии только трое, включая самого Сталина. Я где-то соврал? И если это не тотальное уничтожение руководства большевистской партии, то что же это?

 

"Враги народа" Фото 1934 

 

Та же горькая участь настигла 4 из 9 кандидатов в ЦК: Г.И. Ломова-Оппокова, Е.А. Преображенского, Киселева А.С. и Теодоровича И.А., притом, что еще трое, Джапаридзе П.А., Иоффе А.А. и Скрыпник Н.А., просто не дожили, иначе, по крайней мере, двух последних (которые покончили жизнь самоубийством под давлением сталинистов) ждала бы та же судьба. Выжили Е.Д. Стасова и В.Н. Яковлева.

Из других видных большевиков можно упомянуть членов первого советского правительства (Совета народных комиссаров) В.А. Антонова-ОвсеенкоА.Г. Шляпникова, Дыбенко П.Е, Крыленко Н.В. А есть еще Михаил Томский, член Политбюро в начале 20-х годов, Я.Э Рудзутак, кандидат или член Политбюро 1923-37 годов. Есть еще виднейшие военноначальники: Блюхер, Тухачевский и т.д.

Ну, хорошо, после Октября в составе ЦК происходили достаточно большие изменения, впереди была еще гражданская война, и в руководстве партии фигурировало гораздо большее число лиц. Что ж, возьмем более протяженный промежуток времени. Из 267 членов ЦК, избиравшихся в его состав с 1917 по 1934 годы, к началу репрессий умерли 34, пережили репрессии 36, в основном те, кто особо рьяно прислуживал Сталину и вошедшие в ЦК в 20-30-е годы. Остальные были уничтожены (А.И. Козлов «Сталин: борьба за власть», Ростов Н/Д, Издательство Ростовского университета, 1991, стр. 381).  Это 197 из 233, доживших до начала репрессий! Какой извращенной фантазией надо обладать, чтобы утверждать, что люди, осуществившие эти репрессии, «продолжили дело Ленина и Октябрьской революции»!?

Досталось, конечно, не только руководящим кадрам. По утверждению ответственного работника КПК при ЦК КПСС Каткова в 1991 году, среди лиц, репрессированных в 1937-38 годах, было 116885 коммунистов, но … это те, у кого оставался партбилет на момент ареста. Те, которых исключили перед этим, или несколькими годами ранее при разгроме различных оппозиций, числились беспартийными. Трудно, сказать, сколько точно таких «беспартийных» было репрессировано, но как заявлял на февральско-мартовском пленуме ЦК 1937 года Сталин, с 1922 года из рядов партии было исключено около 1,5 миллиона человек (Роговин В.З, «Партия расстрелянных», М., 1997, стр. 487). В книге «Партия расстрелянных» Вадим Роговин на основе этих и ряда других данных утверждает, что коммунисты составляли более половины всех репрессированных. В этом суть.

 

И.В. Сталин в кругу чекистов. Фотография 1930-х гг.

 

Но продолжим. Утверждения, в ответ на эти факты, буржуазной пропаганды, что, мол, это «коммунисты дрались между собой за власть», не выдерживает ни малейшей критики. Где убитые оппозиционерами, «дравшимися за власть», сталинисты? Их нет, но зато есть искренние сталинисты, поверившие «отцу народов», но все равно попавшие под каток его репрессий.

И как тогда объяснить тот факт, что жестоким репрессиям подверглись и представители зарубежных компартий? При этом сразу следует заметить, что к началу репрессий последние были основательно очищены от сторонников правой и левой оппозиции в ВКП (б). Т.е. там, в значительной мере, оставались более или менее «благонадежные» с точки зрения Сталина. Или, во всяком случае, те, кто предпочел не вести активной борьбы против него, то ли «во имя единства коммунистов», то ли еще по какой причине.

Потери при этом были порой катастрофическими. Чистка шла через структуры Коминтерна. В сталинских застенках погибли некоторые из его основателей. Г. Клингер (попал в Россию в качестве немецкого военнопленного, вел активную работу среди немцев Поволжья), Г. Эберлейн (КПГ), швейцарский товарищ Ленина Ф. Платтен.

Из зарубежных компартий, входящих в Коминтерн, больше всего пострадали партии Восточной Европы и Германии, члены которых вынуждены были искать прибежища в СССР, больше всего зависящие от Москвы. Так жертвами сталинизма стали 10 из 16 членов первого ЦК Коммунистической партии Венгрии и 11 из 20 народных комиссаров Венгерской Советской Республики 1919г. (В.З. Роговин «Партия расстрелянных, М., 1997, стр. 338).

 

 

Исправительно-трудовой лагерь

 

Особенно тяжелый удар был нанесен по польской компартии, к которой Сталин питал особое недоверие в силу того, что ее руководство в 1923-24гг. поддержало левую оппозицию в РКП (б). Репрессии начались еще в конце двадцатых годов. Но полный разгром партию ждал в 1937-м. «Были арестованы почти все польские коммунисты, находившиеся в СССР. Руководители КПП, в том числе ее генеральный секретарь Ленский и 70-летний Варский – один из основателей социал-демократической и коммунистической парти Польши, были расстреляны» (там же, стр. 332). В качестве заключительного аккорда было принято постановление Исполкома Коминтерна о роспуске партии.

Сходная судьба была и у компартий Западной Украины и Белоруссии и будущих «советских» республик Прибалтики. Как писал Г. Димитров секретарю КЦ ВКП (б) А.А. Андрееву в январе 1939 г., «после ареста прежних руководителей компартий Литвы, Латвии и Эстонии … мы не имеем сейчас в Москве ни одного товарища из этих партий, на которого можно было бы вполне положиться, для установления связи или эвентуально для посылки в страну (там же, стр. 339).

В Монголию, находившейся в полной зависимости от СССР, был послан заместитель наркома внутренних дел Фриновский, который инструктировал руководителя страны маршала Чойбалсана. Из 11 членов Политбюро ЦК, было уничтожено 10 – все, кроме самого Чойбалсана. Были расстреляны лидер компартии Ирана Султан-Заде и компартии Мексики Гомес  (там же, стр. 340).

 

Одно из последних заседаний Коминтерна

 

 

Тяжелый урон понесла компартия Германии. При этом урон, нанесенный сталинизмом, порой превышал потери, понесенные от «собственного» фашистского режима. На первом съезде КПГ на рубеже 1918-19 годов присутствовало 127 делегатов. Пять из них были уничтожены Гитлером, 7 – Сталиным. Из 43 человек, состоявших в Политбюро КПГ в период Веймарской республики (1919-1933), также 5 были уничтожены Гитлером, 7 – Сталиным. Из 131 члена и кандидата в ЦК (включая членов Политбюро) 19 стали жертвами нацистского террора, 15 или 16 – сталинского. Апофеозом всей гнусности этого террора после заключения договора с Гитлером в 1939г. стала передача НКВД в руки гестапо около 4 тысяч немцев, прибывших в СССР для оказания помощи в строительстве социализма (А.И. Козлов «Сталин: борьба за власть», Ростов Н/Д, Издательство Ростовского университета, 1991, стр. 384). Около тысячи из них были бывшими членами КПГ или ее сторонниками. И это после того, как многие как советские, так и зарубежные коммунисты были расстреляны «за связь с разведкой нацистской Германии»!

На IX съезде СЕПГ в январе 1989 года было официально объявлено, что в СССР во время «великой чистки» было уничтожено 242 видных деятеля КПГ. (В.И. Пятницкий «Осип Пятницкий и Коминтерн на весах истории», Минск, Харвест, 2004, стр. 541).

«Югославские историки приводят списки более 800 своих эмигрантов и коммунистов, погибших от сталинского террора, и среди них четыре генеральных секретаря КПЮ, занимавших этот пост в партии в разное время. В руководстве Югославской компартии, кроме Тито, не осталось никого» (там же).

 


Во внутреннем дворе лубянской тюрьмы. Фото 1928

 

«В подвалах Лубянки, Лефортовской тюрьмы и других местах погибло более 600 болгарских коммунистов» (там же, стр. 542). 

Под тем же соусом уничтожения «фашистских шпионов» шли убийства оппозиционеров, в первую очередь реальных или мнимых троцкистов, за рубежом. Особо отвратительно выглядят репрессии НКВД в Испании. Уничтожение революционных кадров сопровождалось здесь давлением на коммунистическую и социалистическую партии и организации анархистов с целью добиться от них отказа от курса на социалистическую революцию в пользу «защиты демократии». Это было условием «интернациональной» (за золотой запас Испанской республики!) помощи. Альфред Росмер, один из основателей французской компартии, а затем сторонник Левой оппозиции, в предисловии к брошюре Кати Ландау «Сталинизм в Испании» писал в то время по поводу порядков, устроенных в республиканской Испании под патронажем НКВД:

«По всей Испании и, особенно, в Барселоне и Каталонии, создается государство в государстве, со своей полицией, своими тюрьмами, своими палачами, действующими как полные хозяева вне контроля со стороны законной власти и полиции. Именно они видны за работой в приведенных здесь в свидетельствах, пытающие мужчин и женщин, после того как были похищены и исчезли Берньери, Барбьери, Андрес Нин, Курт Ландау, Марк Рейн-Абрамович, Эрвин Вольф, Фройнд Мулин и множество других, менее известных анархистов, поумистов, социалистов, членов IV Интернационала, съехавшихся отовсюду, чтобы бороться рядом с испанскими рабочими, испытанных революционеров, более надежных антифашистов, чем М. Асанья.

Помешали ли эти преступления регулярному продвижению Франко? Не видно, напротив, имеется определенный параллелизм между их совершением и повторяющимися успехами врага, обосновавшегося сегодня в самой Каталонии, то, что любой человек, в первые месяцы революции считал абсурдной гипотезой. Разумеется, были предательства, но никогда с той стороны, где сталинисты, якобы, находили их, и всегда среди их союзников и их войск; республиканские генералы перешли к Франко, сталинистские министры обратились в бегство перед врагом в самый критический момент … Пятая колонна – это не миф, но предатели и шпионы, которые ее составляют, всегда находятся на свободе и могут действовать безнаказанно: республиканская полиция их никогда не раскрывает – когда она их не защищает – а сталинистская полиция ищет только революционеров».  

 

 Рабочие на баррикадах. Барселона 1936 год.

 

Если сталинисты так уж скрежещут зубами по поводу преступлений нынешних российских «демократов» или преступлений западных демократий, например, в Югославии или Ливии, то пусть они вспомнят и про «защиту демократии» в революционной Испании 1936-1939 годов. Именно подобная защита и помогла господству нынешней демократии и спасению капиталистической системы в целом. И этот факт имеет непосредственное отношение к теме статьи.

 

Почему это произошло, и нужно ли копаться в прошлом?

 

Итак, Большой террор 1937-38 годов был направлен на подавление и уничтожение коммунистического движения, в этом его смысл и суть. Абсурд? Только для тех, кто верит официальным мифам о социализме и Советской власти в СССР. И разве верить, в то, что такие ошеломляющие репрессии против коммунистов мог провести «продолжатель дела Ленина и Октября», это не абсурд?

Сам по себе факт почти полного уничтожения большевистских кадров уже подталкивает к этому выводу. Если это была просто борьба за власть, то зачем было уничтожать многих лояльных Сталину коммунистов? И как мог Сталин, пусть даже с некоторой группой властолюбцев, заставить подчиниться этому террору всю огромную страну, только что сумевшую совершить величайшую революцию в истории.

По большому счету, «Мировая революция» пишет об этом в каждом номере, повторяя вновь и вновь цитаты классиков марксизма, определяющие как природу и историческое место Октябрьской революции, так и ход классовой борьбы, приведший к сталинской контрреволюции, а затем к т.н. «демократическим реформам» последнего двадцатилетия. В прошлом номере, это, например, статьи «К членам КПРФ» и «Кронштадт: поворотный пункт русской революции». Не будем повторять их здесь. Статьи из прошлых номеров газеты можно найти в Интернете по адресу: http://intercomunion.narod.ru/worldrev.html .

Здесь изложим лишь выводы. Разумеется, для проведения столь масштабной чистки был нужен правящий класс, который в ней был заинтересован. Его появление отметили не только немногие оставшиеся в живых и на свободе марксисты. Вот что говорилось в марте 1939г. в докладе английского Королевского института внешних сношений: «Внутреннее развитие России направляется к образованию “буржуазии” директоров и чиновников, которые обладают достаточными привилегиями, чтобы быть в высшей степени довольными статус-кво… В различных чистках можно усмотреть прием, при помощи которого искореняются все те, которые желают изменить нынешнее положение дел. Такое истолкование придает вес тому взгляду, что революционный период в России закончился, и что отныне правители будут стремиться лишь сохранить те выгоды, которые революция доставила им» (цит. по Лев Троцкий «Портреты революционеров», М., «Московский рабочий», 1991, стр. 157-158).

 

"Враги народа" Фото 1930-х

 

Откуда взялась эта «буржуазия директоров и чиновников»? Как и всякий класс из соответствующей системы производственных отношений. В данном случае, разумеется, буржуазных. Для марксизма в этом нет абсолютно ничего неожиданного. И для марксистов 1917 года, как революционеров (большевиков), так и оппортунистов (тех же меньшевиков), было совершенно ясно, что Россия стоит на пороге буржуазной революции. Разница между ними лежала совсем в другой области. Раз революция буржуазная, - говорили меньшевики, то и делать ее должна буржуазия, - а рабочий класс должен не отпугивать ее чрезмерным радикализмом. Революция буржуазная, - говорили большевики, - но русская буржуазия не способна ее совершить, поскольку больше боится пролетариата, чем феодальных классов и монархии. Она сдвигается в сторону радикализма только под давлением революционного пролетариата. Значит, рабочий класс должен взять на себя руководство буржуазной революцией. А значит и привести к власти свои формы политической власти – Советы. Однако проблема не ограничивалась этим расхождением. Русская революция произошла в момент всеобщего системного кризиса всей капиталистической системы, выражением которого стала мировая война. А это значит, что у мирового (!) рабочего класса есть шанс совершить всемирную революцию. В случае успеха рабочий класс передовых стран поможет экономически отсталому пролетариату России и других стран перейти к социализму, избавляя их от необходимости проходить если не все, то хотя бы часть этапов капиталистического развития.

Иллюзий в этом, например, у Ленина не было никогда. Вплоть до его последних работ. Цитаты на эту тему можно найти в указанных выше статьях, а подробную подборку его высказываний самых разных лет по адресу:  http://goscap.narod.ru/program4.html .  Зато было понимание того, что власть рабочих в России не удержится ни при каких условиях, если ей на помощь не поспешит революция в других странах.

Именно это и произошло. Поражение революций в Германии, Венгрии, Финляндии и, наконец, уже с «нашей» помощью в Испании 1936 года, оставили рабочий класс России, чрезвычайно (!) ослабленный к тому же гражданской войной и интервенцией, один на один с системой капиталистических производственных отношений, для которой расчистила путь русская революция. Но производственные отношения всегда требуют, чтобы им соответствовала и политическая надстройка. И их, разумеется, совершенно не устраивала надстройка в виде пролетарского государства. И никакие политические гении не могут противостоять этой ситуации. Капиталистические производственные отношения автоматически создают и соответствующий вид класса капиталистов, в данном случае «буржуазии директоров и чиновников». Партия рабочего класса является для нее смертельной опасностью, которая подлежит тотальному уничтожению. Что и было сделано сталинистской бюрократией, коллективным капиталистом, стоящим над рабочим классом СССР. Отсюда и размах репрессий и их жестокость.

Разумеется, для контрреволюции всегда нужна подходящая идеологическая оболочка, ибо одних штыков всегда недостаточно. Французский термидор конца XVIII века тоже шел под знаменем «продолжения революции». И это понятно, укрепившаяся у власти буржуазия опасалась, что в случае откровенного возврата старой аристократии, либо аристократия лишит ее полученных завоеваний, либо вновь восставший народ свернет шею ей и аристократии одновременно. Еще недвусмысленней было положение сталинской бюрократии. Откровенная контрреволюция с восстановлением обычного капитализма и под капиталистическим знаменем либо вызвала бы восстание трудящихся СССР и свержение бюрократии, либо, в случае победы такой (!) контрреволюции, вернувшиеся русские и иностранные капиталисты лишили бы их и власти и жизни. Нужно было свергнуть власть рабочих и уничтожить партию большевиков под лозунгами «социализма», под лозунгами «продолжения дела Ленина и Октября», чтобы дезориентировать и привлечь на свою сторону определенную часть трудящихся. Идеологическое господство – неотъемлемый атрибут господства экономического.

 

Сталинизм оклеветал  честных и преданных революционеров-марксистов

 

Прошли десятилетия, выросло новое поколение бюрократии, были созданы новые производительные силы второй экономики мира. Этой бюрократии уже не угрожали ни виселицы со стороны вернувшихся «Деникиных», ни отнятие у них собственности, ни восстание собственных рабочих, лишенных политического авангарда и полностью политически дезориентированных. С другой стороны этап национального (!) государственного капитализма себя исчерпал, дальнейшее развитие требовало полноценного включения в мировой рынок. Такое включение наталкивалось на встречное требование с его стороны приватизации, что, разумеется, не могло напугать бюрократию, которой и досталась основная часть бывшей государственной собственности. Она сыграла на опережение: начала переворот (перестройку) сверху, не дожидаясь, пока рабочий класс проснется и осознает собственные интересы. Миллионы трудящихся с радостью поддержали это мнимое свержение бюрократии, порой открыто выражая надежду на приход капиталиста, который обеспечит им счастливую жизнь. Свершилось то, что официоз называет «победой демократии», т.е. бюрократия поделила между собой государственную, т.е. свою (!) коллективную собственность, т.е. заменила ею свои не слишком надежные привилегии. Но для того, чтобы это произошло после 1991 года, она должна была утвердить свою власть в 20-30-е годы прошлого века. И сделало это именно сталинское руководство, вырезав партию большевиков, уничтожив Советскую власть конституцией 1936 года («Что такое Советы» - «Мировая революция» №5, или на указанной странице в Интернете), подавив Испанскую революцию, дезориентировав, обескровив, а затем распустив штаб мировой революции Коминтерн, подчинив своему влиянию значительную часть революционного движения пролетариата и навязав ему оппортунистическую тактику меньшевизма, реформизма, патриотизма вместо интернационализма и т.д., втянув мировой рабочий класс во вторую мировую войну на стороне одной из империалистических группировок.

Никакое возрождение невозможно без преодоления сталинизма. Нельзя не «ворошить прошлое». И не только потому что защищая от, якобы, «клеветы и очернения т. Сталина», мы оставляем оклеветанными о очерненными огромное количество честных и преданных революционеров-марксистов, совершивших величайшую в истории революцию. Но и потому, что не сделав этого, мы лишаем рабочий класс и всех трудящихся верной стратегии и тактики, выработанной и проверенной ими на практике. А без них, без вооруженной этой стратегией и тактикой революционной партии, невозможна и никакая победа над капиталом. Реальная, а не сфабрикованная либералами «десталинизация» необходима, и она тождественна декапитализации.

 

Юрий Назаренко. 

«Мировая революция» №16, октябрь 2011

Расскажите своим друзьям