Протоподлец

 

 

 

Представитель РПЦ Димитрий Смирнов, после своего знаменитого нападения на концерт Серебряного дождя в 2015 году, стал одним из самых обсуждаемых в СМИ и соцсетях клириков.

С учебой у будущего протоиерея не слишком ладилось. Известно, что после окончания школы Дмитрий Смирнов попытался поступить в МГУ, но сдал письменный экзамен по математике на двойку. Затем, как рассказывал сам священнослужитель, он пошел на физмат в педагогический институт, но после первой сессии покинул вуз. Сам протоиерей утверждает, что занемог, т.е. пережил психическое расстройство в обществе людей, которые там учились. Дальше он дважды пытался поступить в текстильный институт, но и это у него не вышло. В итоге Смирнов окончил вечернее отделение худграфа. Через несколько лет сей социопат почувствовал, что хочет стать священнослужителем, и поступил в семинарию, а затем в духовную академию.

В 1980 году Смирнов стал священником в московском Крестовоздвиженском храме. В начале 1990-х Смирнов стал настоятелем храма Святителя Митрофана Воронежского в Москве, на тот момент находившегося в руинах, и вместе с паствой восстановил церковь. Через несколько лет священник стал деканом факультета православной культуры Военной академии (РВСН) имени Петра Великого. Вероятно, именно в академии Смирнов приобрел необходимые связи, чтобы позже возглавить и Синодальный отдел по взаимодействию с силовиками.

 

 

По совместительству его называют личным духовником всего командного состава армии. Священник благословляет военные учения, освящает военные объекты, выслушивает личные — а может, и военные — тайны на исповедях. Стараниями военного священника в Кубинке отгрохали храм армии, а в войска пришли, по его собственным оценкам, две роты священнослужителей.

Военные уже наградили своего духовного отца военными медалями Министерства обороны «За укрепление боевого содружества» и «70 лет создания ВДВ».

Но больше всего Дмитрий Смирнов известен своими высказываниями, чем и привлекает интерес к себе лично и Церкви вообще. Не совсем тот, на который слуга божий  рассчитывал, но все же. Например, отец Димитрий  записывает всех женщин, живущих гражданским браком, в бесплатные проститутки, и вообще женщины «слабее умом», а  русских мужиков нарек «национальной катастрофой». Утверждает, что угроза потери работы и отсутствие накоплений — всего лишь иллюзия, созданная бесами.  Что ВИЧ и не существует, а внимание к проблеме коронавируса преувеличено. Призывает атеистов покончить жизнь самоубийством и прославляет исламский фундаментализм. Предлагает трудящимся: «милостыньку попросить» и прочая безумные глаголы. 

Смирнов – это церковный «жириновский», который как «карманный фундаменталист» притягивает к себе электорат «царебожников», и в то же самое время  создает иллюзию «соборности» РПЦ (мол, все мнения в ограде Матери Церкви учитываются). На его фоне, патриарх Кирилл смотрится вполне презентабельно, так же как и Путин на фоне Жирновского. Он говорит то, что хотят слышать православные фундаменталисты, но при этом они должны оставаться под омофором «святейшего» и не идти за кем-то вроде схиигумена Сергия (Романова).  Кроме того, Смирнов озвучивает мнения, которые многие церковники разделяют, но не готовы высказывать от своего имени и от имени Церкви. Таким образом, он выступает в роли бета-тестера церковной идеологии. Сперва он высказывается, потом клерикалы смотрят на реакцию СМИ и общества, и по итогам принимается решение о том, что нужно публично озвучивать с амвона, а о чем лучше умолчать.

 

 

Смирнов – это циничный и подлый человек, сделавший из религии выгодный бизнес. На интернет-сленге людей, подобных ему, называют «троллями», а на языке общечеловеческом – подлецами.  Цель «тролля» протоподлеца  – втянуть в ругань максимальное число людей, поссорить, столкнуть лбами, довести кого-нибудь до истерики, спровоцировать на неадекватное поведение, а потом, потирая руки искать  следующую жертву. На такую роль лучше всего подходят социопаты вроде Смирнова.

Как такое поведение соотносится с добродетельным обликом пастыря идущего впереди пасомых? Похоже, этот вопрос волнует Святую Церковь в самую последнюю очередь. Используя таких гротескных пропагандистов как Смирнов, РПЦ, старается хоть как-нибудь сделать православие общественно-значимым явлением. Однако никакого ощутимого эффекта эти и другие подобные испражнения черного юмора не имеют. За 30 лет пропаганды своей идеологии РПЦ способна мобилизовать лишь 3% населения на своё главное ежегодное мероприятие. МВД даёт из года в год подозрительно одинаковую статистику посещений, вероятно завышенную.

Опросы показывают, что причащающихся раз в месяц — 1,4%, посещающих храм более одного раза в месяц — около 7,5%, ежедневно молящихся — 0,7%, соблюдающих посты — на уровне статистической погрешности — не более 0,4% от числа россиян.

Православная паства, как и раньше, во многом состоит из бабушек, живущих в условиях капиталистической «развилки»: купить еду или лекарства. Им ни чего не остается, как надеяться на решение земных проблем лишь в загробной жизни. Короче говоря, жертвами РПЦ, как и любой другой секты, в основном становятся слабые люди в отчаянном положении.  Массы пролетариата весьма холодны к Церкви как к организации, не поддерживают её ни рублём, ни исполнением культа, ни участием в громких и не очень «проектах». Многие работники прекрасно знают, что РПЦ является рыночной корпорацией, а её руководство — безнравственное сборище таких же  циничных людей как Смирнов. И отчаянной попыткой клерикалов, привлечь хоть какое-то внимание к своему сообществу, являются эпатажные акции  протоиерея Дмитрия Смирнова.  

 

 

Но помимо всего прочего, выступления Смирнова, это еще и отражение антагонизма веры и научного знания. По мере развития производительных сил общества, важнейшим признаком чего является изменение пропорций между мистическим и рациональным мышлением людей при решении текущих задач, религиозная централизация управления обществом уступает место государственной централизации на меркантильной  и национально-патриотической идеологии.  И религиозная корпорация  отчаянно борется за свое влияние на массовое сознание, используя средства современных политических PR-технологий.

Так действуют Жириновский и Трамп, Навальный и Соловьев, Удальцов и Хуан Гайдо. Так действует и протоподлец Смирнов. Но, как бы он ни старался, мифы адекватные социально-экономическим отношениям и технологиям предыдущей эпохи, уже не способны погрузить общественное сознание в иллюзии с прежней силой. 

Поэтому, памятуя, что люди суть продукты обстоятельств и воспитания, и  что обстоятельства изменяются именно людьми, а воспитатель сам должен быть воспитан, не будем излишне эмоционально реагировать на этого пожилого артиста разговорного жанра  фиглярствующего в телевизоре и радиоэфире. Нет смысла излишне фокусироваться на борьбе против отдельных представителей РПЦ, как и на самой этой организации в целом. РПЦ — служанка капитала, хоть и обветшавшая изрядно, но все же составная часть политической надстройки капитализма. Нам простым работникам нужно бороться за социализм, за установление рабочей демократии.  Только социализм – как общественное устройство отвечает принципам добра и справедливости. Ни какого «царства божьего» никогда не будет. Только сами своею собственной рукой, мы можем построить «рай на земле». И ни кто этого не сделает за нас: ни бог, ни царь и не герой.

 

 

Экономическая среда обитания по-разному деформирует людей. В ней живут относительно хорошо только те – кто хорошо организован и имеют возможность существовать за счет других. Такие люди становятся господами. Кто не организован – те становятся рабами и приспосабливаются соответственно: смиряясь и дрожа от страха перед сильными мира сего. Такое положение вещей и пытаются оправдать разные смирновы, объясняя это тем что мы простые работники и работницы: «слабоумные», «ни на что не годные», «проститутки». Ведь виновата во всем не экономическая система, а наша прародительница,  вкусившая «запретный плод», от которой мы и произошли. Вот такие генетически ущербные… Есть правда «богом избранный народ», под которым Смирнов и его единомышленники, понимают, конечно же не евреев (боже упаси!), ведь «во Христе уже нет ни эллина ни иудея», а таких «богом избранных» социальных паразитов, как он сам и его хозяева.

Но, мы – те, кто не хотят быть вечно заклейменными проклятьем «первородного греха», должны понять, наконец, что единственный выход не преклонение перед Смирновым с Гундяевым и иже с ними, а самоорганизация и изменение экономической среды обитания, чтобы иметь возможность измениться самим и изменить этот мир физического и духовного насилия.  

Сергей Костров.

             

Расскажите своим друзьям