Путешествие к Обители Зла.

 

 

Продолжаются суд по делу Коковина Владимира Георгиевича («отца Георгия»). Обвиняют оного гражданина по ст. 239 УК РФ, за создание религиозной  организации, посягающей на личность и права граждан.

 

Я по данному делу прохожу свидетелем, о чем, члены секты мне регулярно напоминают по электронной почте, пытаясь оказать на меня хоть какое-то психологическое давление. 

После очередной угрозы из «обители милосердия», я решил, что пора мне лично увидеть эту обитель зла и познакомиться с ее обитателями.  Я всегда скептически относился к лженаучным утверждениям типа: «мысль материальна», или «сила мысли управляет вселенной», но, на этот раз, случилась так, что как только я стал думать о поездке в Минушку, сразу же появилась и возможность реализации задуманного. Ко мне обратились корреспонденты из НТВ, желающие съездить в Ирбей и Минушку, чтобы снять репортаж по делу Кококвина, с просьбой сопроводить их до места съемок.   Я, недолго думая, согласился.

В Ирбее,  я пытался поговорить лично с Владимиром Георгиевичем, чтобы выяснить с какой целью он и его подельники оказывают на меня психологическое давление, а главное – почему он до сих пор не разрешает родителям встретиться со своими родными детьми, проживающими в так называемой «обители».

Как и следовало ожидать, Владимир Георгиевич, не пожелал со мной общаться и, отделавшись общими фразами, поспешил скрыться.

Вопросы к нему были не только у меня. С нами поехала Людмила – вдова с четырьмя детьми,  у которой  Коковин, в свое время незаконно «отжал» дом в деревне Минушка, чтобы впоследствии создать в нем свое сектантское логово.

 

 

С ней он разговаривать также не пожелал, и как подобает обычному уголовнику, отшвырнул хрупкую женщину в сторону. Все это происходило во время перерыва судебного заседания, на котором рассматривается дело Коковина по статье 239 УК РФ (Создание некоммерческой организации, посягающей на личность и права граждан).

Кстати, как мне поведали очевидцы, во время заседания суда – Коковин ведет себя так же неадекватно: улыбается, шутит, демонстрирует свое пренебрежение к судьям и свидетелям, в общем, все  как в «лучших» традициях уголовного мира.

Но, самое интересное, как всегда, конечно же - было впереди. Пока «суд да дело»,  пока продолжалось заседание суда, мы тем временем направились в Минушку – посмотреть: что там происходит в отсутствие «главного».

«Обитель» встретила нас яростным лаем целой своры цепных собак. Причем, как мне удалось разглядеть – собаки были не «двортерьеры», а овчарки – любимые собаки тюремно-лагерного персонала. Ворота «обители» были заперты на замок снаружи. Концлагерь – концлагерем. Сразу чувствуется рука профессионала. Недаром же Вера Павловна Орлова (супруга Коковина, она же "игуменья София") - работала лагерным надзирателем. Полученные за годы работы в пенитенциарной системе, профессиональные навыки очень пригодились ей в жизни... и в семейном бизнесе.

 

 

Вышедший к нам дедушка в подряснике и скуфейке, стал убеждать нас, что «дома ни кого нет, он один и не может нас пустить, потому что, якобы не может самостоятельно открыть замок и покинуть «обитель». Правда, через какое-то время, он выбрался на улицу через потайной лаз и побежал к таксофону оповещать свое руководство о незваных гостях.

Поскольку, у настоящих хозяев дома, на руках было постановление суда об их полном праве на него, то они вызвали полицию,  и мы стали ждать.

Прошло где-то часа два, или около того. Весеннее солнце стало клониться к горизонту, как вдруг, на всех газах, к «обители» лихо подъехала белая «Нива» Коковина. Видно было, что водитель он первоклассный. Когда, машина скрылась за оградой «обители», спустя несколько минут, подъехала и полицейская машина.

 

 

Участковый полицейский позвонил в звонок и из дома выбежали сам Коковин и его подручный Чалкин с мобилой наготове. Это у них такой стиль общения – направлять на собеседника объектив телефона, чтобы сразу же его деморализовать.  Я достал из кармана свой мобильник и навел его объектив на самого Чалкина. Похоже, он не ожидал от меня такой «дерзости», потому что уверенное выражение его лица сменилось  движением лицевой мускулатуры, выдавшим его полную растерянность, и он тут же стал ябедничать полицейским, мол, «по какому праву его снимают и т.д. и т.п.»…

После долгих препирательств, Коковин был вынужден пустить за ограду законного владельца и представителей органов правопорядка. И тут на сцене появился реальный, неформальный лидер секты – Вера Павловна Орлова. Мы, находясь на улице, за оградой, не меньше пятнадцати метров от места «боевых действий» отчетливо слышали каждое слово ее отборной ругани.

Я не знаю, дошло ли до Коковина с Орловой, что время безнаказанности для них безвозвратно прошло, или нет? Трудно понять логику таких людей. Но для Чалкина, как человека умного и образованного – я надеюсь (хочу надеяться), все таки настал момент истины…  Если его там еще окончательно не свели с ума, то он должен отдавать себе отчет, в том, что наступает время справедливой расплаты. И если вина его «духовного наставника»  будет доказана – Коковин получит относительно легкое наказание по статье 239 УК РФ. А вот  Чалкину, как главному пропагандисту и идеологу секты, придется отвечать как минимум по 282 УК РФ (это до шести лет лишения свободы), а возможно еще по ряду других уголовных статей. Ведь от того, что он закрыл свои экстремистские сайты, это еще не значит, что ему не придется отвечать и за возбуждение ненависти и вражды на религиозной почве, а также за унижение человеческого достоинства, и обманную вербовку молодых людей, чьи судьбы изуродованы с его подачи.

 

 

Соответственно, если хотя бы маленькая толика здравомыслия у Тимура еще осталась, то ему самое время подумать  о своем будущем и своем поведении. Может все–таки имеет смысл прекратить противопоставлять себя обществу? Может быть, имеет смысл искать точки соприкосновения с теми, кто может ему помочь выбраться из этого «дерьма»?

 

Иван Наговицын.

Председатель КРОО «ДВИЖЕНИЕ ДУХОВНОГО ОСВОБОЖДЕНИЯ».


Расскажите своим друзьям