Россия на фоне кризиса.

 

  

Сила в слабости

Российский капитализм пережил первый год коронавирусной эпидемии  относительно лучше, чем его конкуренты на мировой арене. По каким-то странам, как Евросоюз, Индия и ли Япония кризис ударил сильнее, по другим, таким как Китай и России меньше. Что лишний раз свидетельствует о неравномерном развитии капиталистической экономики, неизбежно меняющем соотношение сил между ведущими державами.

Меньшее падение экономки (по сравнению с другими) Россия «заслужила» не столько благодаря антикризисным  экономическим мерам Кремля, сколько  из-за более низкого роста накануне кризиса, меньшей включенности в глобальную финансово-экономическую систему. Впрочем, и антикризисные меры проводимые правительством РФ, такие как бюджетное правило и действия направленные на стабилизацию нефтяного рынка, тоже сыграли свою роль. Кроме того, у России низкий госдолг, внушительные золотовалютные резервы, последовательная и умеренно консервативная кредитно-денежная и бюджетная политика, относительно низкая инфляция и превышение доходов госбюджета над его расходами. Благодаря этому Российская Федерация оказалась лучше подготовлена к кризису, вызванному эпидемией.

Объем государственной поддержки российской экономике составил примерно 3 трлн. рублей (2,8 % от ВВП) и оказался одним из самых низких в мире. Если учесть меры по покрытию разницы между полной стоимостью той или иной коммунальной услуги и тарифом на эту услугу, который установлен для населения, то объем господдержки составил примерно 7 трлн. рублей (6,5% ВВП).

Часть этих средств   была направлена на поддержку наименее социально защищенных слоев населения. Но, это не жест «высочайшей монаршей милости», а элементарная поддержка потребительского спроса и российского капитализма в целом.

Если же говорить о российском пролетариате, то, со снижением зарплаты в этом году столкнулось примерно 20 млн. человек. В первую очередь это коснулось работников транспорта, легкой пищевой и тяжелой промышленности. Что и вылилось в стачки транспортников по России в феврале и марте этого года.

Волна протестов

1 и 2 февраля бастовали таксисты "Яндекс" в Балаково (Саратовская область). Они перестали брать вызовы и собрались на площадке гипермаркета. Их не устраивали условия работы, согласно которым теперь к рейсам допускаются только новые машины. Кроме того, вырос норматив — 45 поездок за один день, а для его выполнения требуется работать по 14−16 часов.

24 февраля в Тайшете (Иркутская область) на остановках общественного транспорта в ожидании автобусов толпились десятки людей. Водители «единиц» и «троек» забастовали. Забастовщики собрались на конечной остановке маршрута №1 «Автостанция». Они сидели в одном из автобусов, ругали снег, дороги и «слуг народа». Вокруг столпилось ещё с десяток автобусов.

С 1 марта около 40 маршрутных такси приостановили перевозки пассажиров посёлка Ленинкент в Дагестане из-за повышения руководством компании «СКТранс» ежедневного плана. Водители сообщили, что все они начали бастовать с 1 марта, так как с этой даты повысился ежедневный план до 5 100 рублей. Они не намерены выходить на работу до тех пор, пока «СКТранс» не снизит план, обозначив наиболее оптимальную стоимость – 4 500 рублей.

2 марта мэрия Махачкалы сообщила, что зафиксированы перебои с маршрутками до Ленинкента. По разъяснениям представителей «СКТранс», несколько водителей отказались выезжать на линию из-за повышения ежедневного плана на 300 рублей. После встречи с руководством компании водители, которых не устроили условия работы, уволились «по собственному желанию», на их место были приняты новые. На данный момент все маршрутные такси и микроавтобусы работают на своих маршрутах.

 Волна сокращений прокатилась по Благовещенскому Арматурному заводу.  В Назарово, 11 марта были уволены последние работники "Восточно-Сибирского Завода Металлоконструкций".

В Башкирии рабочие железобетонного завода № 1 не стали терпеть, и в начале марта сего года устроили забастовку. Директор продал машину, чтобы выплатить им зарплату.


Чтобы оперативно купировать обострение пролетарского гнева, государственные органы вынуждены вмешиваться в трудовые конфликты. Приведем лишь один пример. В Кемеровской области в ходе расследования деятельности предыдущего управляющего и собственников шахты «Алексиевской» выявлены экономические нарушения и возбуждено четыре уголовных дела. Долг уволенным сотрудникам составляет 203 млн. рублей. Правда, позже, вероятнее всего,  выяснится, что срок привлечения к ответственности истек и реальных сроков ни кто не получит…

Пока бедные беднеют – богатые богатеют 

Ухудшение положения трудящихся масс, пополнение пролетариата за счет разоряющейся мелкой буржуазии, выводит на политическую сцену различных клоунов социал-популизма.  Кто-то грезит о колбасе по два двадцать, кто-то предлагает обнулить трехмиллионные кредиты, а кто-то убеждает российских работников,  что все их беды от мигрантов. Но, судя по таким источникам финансирования как фонды Форда, Сорроса, Рокфеллеров и пр. «борцов за социализм», перед нами новая версия либеральной гапоновщины, желающей чтобы пролетариат таскал для буржуазии каштаны из огня.

В то же самое время согласно рейтингу Forbes, 10 наиболее успешных российских миллиардеров стали еще богаче в общей сложности почти на 33 миллиарда долларов.

Российские чиновники за год официально наворовали большее 63 миллиардов рублей.  Об этом сообщил 9 марта на сайте РИА Новости начальник управления по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции Генпрокуратуры Виктор Балдин. При этом почти половина коррупционеров в России отделалась штрафами, а более трети получили только условные сроки. Сколько на самом деле наворовали российские чиновники, остаётся только догадываться.

Духовные скрепы

Впервые за всё время существования Московской патриархии кризис оказался не столько политическим, сколько социальным и богословским. У церковных иерархов не нашлось не только ответов на вопросы, вызванные эпидемией, но и тактики поведения в её условиях.

Ровно год назад православные СМИ иронизировали и над паникой по поводу нового вируса, и над западными церквями, закрывавшимися от верующих из-за карантина. Глава Отдела внешних церковных связей РПЦ митрополит Иларион (Алфеев) заверял: «Я вам точно скажу, что мы не будем ни закрывать храмы, ни отменять богослужения». Когда же в середине марта Духовное управление мусульман РФ приостановило совершение всех коллективных молитв в мечетях, а на следующий день закрылись и синагоги, Синод лишь призвал приходы и монастыри к «соблюдению санитарно-гигиенических мер». Таковыми были названы «широкое применение санитарных растворов для дезинфекции икон и использование одноразовых стаканчиков для запивки». Всё! Хотя и это решение было принято в штыки, например Троице-Сергиевой лаврой, где на общем собрании братии монастыря единодушно было решено не вводить никакие протирания антисептиком и полоскания в спирте, а также принята «особая благодарность Богу за коронавирус, давшему замечательный случай проявить твёрдость в исповедании веры»...

Однако прошло две недели, и стало ясно, что вирус не щадит даже твёрдых в вере. По состоянию на 3 февраля 2021 года от коронавируса  скончались 145 священнослужителей Русской православной церкви. 4001 клирик и монашествующий РПЦ переболели этой инфекцией.

Наконец, 29 марта 2020 года патриарх Кирилл публично призвал верующих «с болью в сердце воздержаться от посещения храмов», ссылаясь на «те обязательства, которые предлагаются сегодня санитарными властями России», а в богослужениях участвовать по видеотрансляции из храмов. Патриарх сослался на опыт преподобной Марии Египетской, которая пребывала в уединении в пустыне 47 лет: «Её пример свидетельствует, что и без посещения храма можно спастись». Из-за введения ограничительных мер Русская православная церковь понесла финансовые убытки. 

В РПЦ каждый приход зарегистрирован как отдельное религиозное НКО. В России их существует около 35 тысяч. Ежемесячный доход каждого варьируется от пяти тысяч до трех миллионов рублей. По внутренним правилам церкви, приход собирает пожертвования и отправляет от 10 до 50 % из них в епархию, а та, в свою очередь, передает порядка 15% в патриархию.  Храм в небольшом городе может получать в месяц порядка 200-300 тысяч рублей. Выручка идет от продажи церковной утвари, свечей и выполнения треб — отпевания, венчания, освящения квартир и машин. Расходы храма при этом колеблются в зависимости от количества священников и помощников в храме.
Теперь Русская православная церковь находится в сложной ситуации из-за снижения потока прихожан и пожертвований.

Еще одним вызовом для РПЦ, стали ковид-диссиденты из среды духовенства, которые утверждали, что принятые правительством карантинные меры не больше чем заговор с целью запугивания верующих, создания мирового правительства и попытки вытеснить церковь и веру на обочину общественной жизни. Поскольку у утверждающих подобное нашлись свои последователи, а священноначалие, по их мнению, не смогло, а может быть, даже не захотело защитить своих верующих не только от коронавируса, но и от «несправедливых» действий светских властей, то все это привело к тому, что внутри Московского патриархата зародилась «оппозиционная» по отношению к «правящей», возглавляемой патриархом Кириллом, партия. 

Секты и мракобесие

Некоторые религиозные лидеры призывают верующих отказаться от вакцинации против COVID-19, тем самым ставя их жизни под угрозу. Так, католические епископы из США заявили, что делать прививку неэтично, потому что в некоторых препаратах используются клетки человеческого эмбриона. Некоторых мусульман заботит халяльность вакцин, а православные опасаются чипизации.

Сейчас по всему миру секты набирают последователей заявлениями о наступлении конца света. Люди попадают в секты, когда переживают стресс, теряют уверенность в завтрашнем дне, испытывают боязнь за себя и здоровье своих близких. Секты слетаются на запах беды и отчаяния, как стервятники на запах крови. Это делается для того, чтобы вовлекать людей. Сектантская активность увеличилась в разы, каждый пытается навязать свой продукт, чтобы вовлечь в свою организацию.

Выводы и заключение

 В феврале на официальном сайте ВЭФ был опубликован 16-й доклад посвященный глобальным рискам, в котором освещаются самые большие риски для планеты в течение следующего десятилетия. ВЭФ – это швейцарская неправительственная организация, которая ежегодно проводит в Давосе встречи с участием ведущих руководителей бизнеса, политических лидеров и видных экспертов в различных сферах деятельности. На сегодняшний день членами ВЭФ являются около 1 000 крупных компаний и организаций.

В новом ежегодном докладе Всемирного экономического форума (ВЭФ), посвященного рискам, с которыми сталкивается человеческая цивилизация, основными угрозами в 2021 году названы инфекционные заболевания и изменение климата. Но это – лишь вершина айсберга, навстречу к которому мчится капиталистический Титаник. По мнению исследователей ближайшее десятилетие будет ознаменовано экстремальными погодными условиями, антропогенным ущербом окружающей среде, концентрацией власти в сфере цифровых технологий, цифровым неравенством и провалом кибербезопасности. Что же касается долгосрочных рисков, то они связаны с оружием массового уничтожения, коллапсом государств, утратой биоразнообразия и «враждебным технологическим прогрессом».

В общем и целом, этот кризис, как и любой другой, увеличил имущественное и социальное расслоение, усугубляя пропасть, разделяющую два основных класса современного общества. Прорываются наружу все старые противоречия и антагонизмы капиталистического производства. Костлявая рука капитала косит слабых, расчищая пространство для более сильных буржуазных групп, сводя воедино все противоречия капиталистической экономики.

Нынешний мировой порядок неизбежно движется к своему закату. И только самостоятельная организация класса наемных работников поможет нам защитить свои классовые интересы.

Иван Мясников.

 

Расскажите своим друзьям