Зачем нужно Федеральное агентство по делам религиозных объединений?

 

 

В Русской Православной Церкви озабочены активностью сект на Дальнем Востоке России, сообщает «Интерфакс-религия».


"Число зарегистрированных сектантских организаций на Дальнем Востоке превышает количество православных организаций", - заявил викарий патриарха Кирилла епископ Пантелеимон (Шатов) на международном совещании в Москве.

Известный сектовед Александр Дворкин сообщил собравшимся, что борцы с сектами сегодня сталкиваются как с противодействием многих светских религиоведов, фактически отстаивающих атеистический взгляд на изучение религий, так и с непониманием некоторых православных.

В Русской Православной Церкви пытаются решать проблему сектантства, но безуспешно. И в этом не ее вина. Правда тут дело не во внешнем противодействии неких «светских религиоведов», а в самой природе данной организации и в человеческом факторе ее руководителей.

Духовный лидер, не зависимо от того, к какой конфессии он принадлежит,  может иметь вес в глазах окружающих – если он сам живет, так как учит. Если же духовный лидер учит бескорыстию, а сам судится со своим подчиненным из-за тленного имущества, или, проповедуя прощение, призывает к судебной расправе над оскорбившими его провокаторами, или после проповеди о нестяжательстве  земных благ уезжает в свою шикарную резиденцию на дорогущем авто, то тут – нужно искать «бревно» в своем глазу…

 

 

Авторитет Церкви, подорван в последние годы – самими же служителями Церкви. И это один (хотя и не самый главный)  из факторов распространения сектантства. Справедливости ради, нужно признать, что Церковь, при любом раскладе - бессильна повлиять на рост сектанстских организаций.

Хотим мы этого или не хотим, но регулированием отношений между религиозными организациями и обществом – всегда занималось государство.

Контроль деструктивных и прочих сект, контроль за соблюдением законодательства о религиозных организациях  -  всегда входил в компетенцию государства. И для этого всегда существовали специальные структуры. В Советском Союзе этими вопросами занимался Совет по делам религий. Совет принимал решения о регистрации и снятии с регистрации религиозных объединений, об открытии и закрытии молитвенных зданий и домов, осуществлял связь между правительством и религиозными организациями. Назначением Совета было  обеспечение права граждан на свободу совести, их равноправия независимо от отношения к религии, равенства всех религий и вероисповеданий перед законом, соблюдение принципов отделения Церкви от государства и школы от Церкви, а также укрепления взаимопонимания и терпимости между религиозными организациями различных вероисповеданий внутри страны и за границей. На местах имел подчинённых ему уполномоченных лиц. Все религиозные руководители для осуществления своей профессиональной деятельности должны были иметь регистрацию Совета. 

 

 

В наше время назрела насущная необходимость в создании аналога  Совета по делам религий в виде федерального агентства, обеспечивающего права граждан на свободу совести, координирующего взаимоотношения религиозных организаций, общества  и государства, а также осуществляющей контроль за соблюдением законов, касающихся религиозных структур.

Согласно Конституции, Российская Федерация - Россия есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления (ст.1).

Государственную власть в Российской Федерации осуществляют Президент Российской Федерации, Федеральное Собрание (Совет Федерации и Государственная Дума), Правительство Российской Федерации, суды Российской Федерации (ст.11).

Религиозная организация - добровольное объединение граждан Российской Федерации, иных лиц, постоянно и на законных основаниях проживающих на территории Российской Федерации, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры и в установленном законом порядке зарегистрированное в качестве юридического лица. Религиозные организации в зависимости от территориальной сферы своей деятельности подразделяются на местные и централизованные.

 

 

После ликвидации СССР, религиозные организации в современной России, начинают играть существенную политическую и общественную роль, и численность различных религиозных объединений становится важным политическим фактором.

По сведениям Министерства юстиции РФ, на 1 октября 2015 года в России было зарегистрировано «27 978 религиозных организаций, из них централизованных - 565 (в том числе 363 действуют на территории двух и более субъектов Российской Федерации, 243 - на территории одного субъекта), местных религиозных организаций - 26 342 (в том числе 216, не входящих в структуру централизованных религиозных организаций). Их количество неуклонно растет (на 1 января 2015 года - 27 496) и составляет в два раза больше, чем в РСФСР (на территории Республики Крым и города Севастополя зарегистрировано 335 религиозных организаций)».

Источник: https://rg.ru/2016/03/24/ombudsman-doklad-dok.html#letter/document/79582

Кажется, что простым арифметическим действием можно соотнести число практикующих верующих с числом зарегистрированных общин. К сожалению, это далеко не так.

Разные религии очень различно подходят к регистрации своих местных организаций, да и власти без проволочек регистрируют одних, но создают проблемы другим.

Есть весьма многочисленные протестантские деноминации, принципиально отказывающиеся регистрироваться. Пятидесятнические и другие протестантские зарегистрированные общины, как правило, имеют незарегистрированные филиалы, часто со своим пастором. Число этих филиалов может достигать нескольких десятков. Фактически это самостоятельные "местные религиозные организации".  Даже центральные органы пятидесятнических и баптистских союзов не имеют данных об этих филиалах и, естественно, никак их не учитывают. Таким образом, реальная численность протестантских общин может быть исчислена только приблизительно и зависит от квалификации эксперта.

Хотя конституционный принцип светскости  Российского государства предполагает отделение церковных дел от государственных, религиозных организаций от политики, в реальной жизни его невозможно реализовать в полной мере.

 

 

Религия и политика взаимосвязаны - это очевидный факт. Религиозные организации, с переменным успехом используются как государством, так и его врагами. Религия и общество тоже связаны неразрывно. Общественная безопасность во многом зависит от того, какие религиозные организации преобладают  на территории данной страны.

Если государство устраняется от религиозной политики, то ситуация выходит из под контроля. И этим пользуются иностранные державы. США не скрывает своей заинтересованности в деятельности деструктивных религиозных организаций  на территории России. Если сектантская деятельность в России интересна правительству США, то почему же она должна быть неинтересна  правительству самой России?

Итак, в нашей стране назрела необходимость в федеральном агентстве, которое отвечало бы за обеспечение прав граждан на свободу совести, их равноправия независимо от отношения к религии, равенства всех религий и вероисповеданий перед законом, соблюдения принципов отделения Церкви от государства и школы от Церкви, укрепления взаимопонимания и терпимости между религиозными организациями различных вероисповеданий внутри страны, а так же   за последовательное осуществление политики государства в отношении религий, контроля за соблюдением законодательства о религиозных объединениях.

 

 

Большое видится на расстоянии. Я не раз слышал от старых священников, положительные отзывы об уполномоченных по делам религий советских времен.  Не все уполномоченные были гонителями страждущих за веру… далеко не все, хотя встречались и такие. Но, были случаи, когда приходской священник находил защиту от беспредела местных властей или от самодурства правящего архиерея именно у уполномоченного. Уполномоченные следи за соблюдением приходского устава, а подчас и за моральным обликом священнослужителя. Бывали случаи, когда уполномоченные ставили на место злоупотреблявших алкоголем батюшек. И естественно, советские уполномоченные по делам религий занимались мониторингом и профилактикой сектантства и оказывали тем самым большую помощь государству. Ведь, как известно, болезнь сектантства не лечится одними полицейскими средствами…

 

Иван Наговицын. 

Председатель «Движения Духовного Освобождения». 

 

 

Расскажите своим друзьям