Задача построения социализма – задача рабочего класса.

 

  

Недавно я посмотрел на ютубе дискуссию двух представителей «сталинистских» партий профессора Попова (РПР) и профессора Огородникова (РКРП).


 

Огородников пытался быть честным и мыслить по-марксистcки. Попов же лукавил как иезуитский поп, под стать своей фамилии. Подобно брату Горонфло из «Графини де Монсоро», который нарек курицу карпом, профессор Попов называл деньги «именными квитанциями», магазины «пунктами распределения», а советские товары народного потребления «продуктами потребления».

Ведь понятно, что продукт, произведенный с целью продажи — это товар. А деньги — это именно деньги, а не именные квитанции. И, конечно же, в СССР были товарное производство, наёмный труд и государственный капитал. И рассуждения Попова — это наглядный пример того, как учёная профессура пытается дурить рабочий класс.

Почему же до сих пор не прекращаются дискуссии о классовой природе СССР? Потому что это спор не о прошлом, а о будущем.

Давайте еще раз вспомним, что же было в прошлом?

 

   

После Октябрьской революции и гражданской войны, большевики, приступая к хозяйственному строительству, понимали, что в России, еще преобладает мелкобуржуазная стихия. Понимали большевики и то, что пролетарская власть может функционировать только при экономике, основанной на крупнокапиталистическом индустриальном производстве и при управлении всем народным хозяйством как единым комплексом. Сложилась ситуация, когда капиталисты уже были отстранены от власти, а для власти Советов рабочих депутатов ещё не было экономической базы.

В этих условиях партия большевиков вынуждена была взять на себя функции непосредственного управления обществом и провозгласить курс на государственный капитализм. При этом, Ленин не терял надежду, на социалистическую революцию в Западной Европе.

Усиление роли управленческо-бюрократического аппарата в период государственного капитализма привело к победе тех течений в партии, которые считали, что этот аппарат под руководством коммунистической партии, но без настоящей рабочей власти может построить социализм. В дальнейшем, эти течения развились в антагонистические движения, которые мы сегодня называем: «троцкизм» и «сталинизм».

Государственный капитализм из тактического шага РСДРП(б) превратился в самоцель ВКП(б), произвольно названную затем «социализмом».

С преодолением в 30-х годах мелкобуржуазной стихии в экономике, в СССР сложилось устройство общества, которое в основном сохранилось до 1985 года. Способ производства этого времени был капиталистическим. Частные капиталисты как класс исчезли, но капиталистические отношения не уничтожились, но приобрели специфический характер. Это было состояние все того же «государственного капитализма», о котором писал Ленин в статье «К четырехлетней годовщине Октябрьской революции». Индустриализация и коллективизация не уничтожили экономический базис государственного капитализма — они создали этот базис.

 

   

Пока в обществе не установлена подлинная диктатура пролетариата, любое огосударствление будет не уничтожением эксплуатации, а только изменением её формы. Это теоретическое положение марксизма имело своё подтверждение на практике. И никто, ничего, с этим поделать не сможет. Ни «сталинист» профессор Попов, «перекрестивший порося в карася», ни активист-троцкист Биец объявивший «еретиками» всех, кто считает классовую природу СССР — госкапиталистической. Никто! Какие бы религиозные методы доказательств и термины они не применяли. Объективная реальность и факты истории от этого не изменятся.

А теперь давайте поговорим о будущем. Рабочий класс не воспринимает агитацию сталинистов, так как хорошо понимает свою роль в госкапиталистическом обществе. Старым партиям, вышедшим из осколков КПСС, ни чего не остается, как обвинять рабочий класс в невежестве и умственной отсталости. Хотя на умственно отсталых больше похожи те, кто повторяют заученные мантры о том, что «в СССР до самого 1991 года рабочие имели власть». И те, кто отрицают, что «продукт, созданный для продажи», является «товаром», а «деньги» якобы являются «именными квитанциями для распределения продуктов труда».

Троцкисты тоже не преуспели в рабочей среде. Рабочие не видят в них выразителей своих классовых интересов. И это понятно, ведь «троцкистская оппозиция» 20-х гг. была движением не пролетариата, а революционно-интернационалистической фракцией все той же переродившейся бюрократии.

Здесь и находится глубинная классовая причина пресловутой теории «перерожденного рабочего государства». Для пролетариата главным, первичным фактом, характеризующим СССР, являлась эксплуатация его, пролетария, совокупным капиталистом — государством. Для революционного управленца, пусть даже искренне сочувствующего пролетарию, критику вызывает не производственные отношения в СССР, а «ошибочная внутренняя и внешняя политика» КПСС. 

Интеллигент Маркс сумел увидеть мир глазами рабочего — и все загадочное со всех остальных точек зрения вдруг стало ясным. Троцкий и его последователи, так и не смогли посмотреть на «переродившееся рабочее государство» глазами эксплуатируемого и угнетенного наемного раба. 

Троцкисты так и не поняли, что капиталистические производственные отношения не превращаются мгновенно из капиталистических в коммунистические по указу верховной революционной власти. А вот рабочие хорошо это понимают, хотя и не могут это выразить в марксистских формулировках.

Какой путь для рабочего класса предлагаю я и мои товарищи, рабочие — марксисты? Каким я вижу развитие рабочего движения и революционного переустройства общества?

Как рабочий класс будет распоряжаться собственностью, если возьмет власть в свои руки? Как это будет выглядеть, хотя бы приблизительно? Каким должно быть рабочее государство в переходный период, чтобы оно не стало, в конечном итоге совокупным капиталистом?

 

Исходить надо из ленинского принципа «социализм - это строй цивилизованных кооператоров». Именно в кооперативе происходит разрешения противоречия между трудом и капиталом. Тогда как государственная собственность, говоря словами Энгельса, означает «доведение капиталистических отношений до крайности, до высшей степени». Именно с этого разрешения противоречия все и должно начинаться. 

Разумеется, нельзя игнорировать коллективный эгоизм, как об этом пишет тот же Энгельс. Но тут надо выбирать. Либо мы отдаем все государству, как за это ратует большинство, считающих себя марксистами, и сразу получим «доведенные до крайности капиталистические отношения», т.е. ликвидацию экономической власти пролетариата. Либо мы основываемся на той собственности, которая разрешает основное противоречие капитализма, т.е. реально передает собственность в руки трудящихся, и ищем способы преодолеть препятствия на этом пути.

Если марксисты говорят об отмирании государства, то они не могут ратовать за то, чтобы после революции передать ему всю собственность на средства производства. Какой смысл отдавать ее отмирающему институту, не говоря уж о том, что этот аппарат, в лице сидящей там бюрократии, вовсе не захочет отмирать. Кооперативный сектор снимает этот вопрос. Внутри кооператива у вас нет госаппарата принуждения. Там уже свой "коммунизм". Расширяя и объединяя сети этих кооперативов, трудящиеся шаг за шагом будут отбирать у государства одну функцию за другой. До тех пор, пока общество не превратится в один большой производственно-потребительский "кооператив". Это длительный процесс, и нет ничего глупее пытаться заранее загнать его в строгие рамки.

 

 

Социализм - это «живое творчество масс» (Ленин). Они и определят этот процесс исходя их конкретных обстоятельств и конкретной практики. Та же схема действует для рыночных отношений. Полным утопизмом является попытка их отмены «сверху». Рыночные отношения - следствие разделения человечества на миллионы и миллионы отдельных производителей. Сколько не отменяй, они все равно пробьют себе дорогу. Чтобы ушли рыночные отношения, нужно ликвидировать указанное разделение. И это дело не одного десятилетия ...

Сразу может возникнуть вопрос: мы что энергетику, космонавтику и т.д. отдадим коллективам, которые загонят вверх монопольные цены и будут паразитировать на остальных трудящихся? Разумеется, нет. То, что называется «естественными монополиями» будет в руках пролетарского государства. Вопрос в другом: у государственного аппарата не должно быть достаточно собственности, чтобы задушить экономическую власть трудящихся - вчерашних пролетариев. Т.е. кооперативный сектор должен быть достаточно широким, чтобы государственный аппарат, а, следовательно, и государственный сектор, работали на него, а не наоборот. Давайте не будем забывать, что не большевики уничтожили государство, а государство уничтожило большевиков как пролетарскую партию.

Только такой подход решает и вопрос об отмирании государства и рыночных отношений.

Но, опять же, все сильно зависит от условий, в которых победит пролетарская революция. И как быстро она охватит земной шар. Чем медленней будет идти процесс, тем больше придется отдавать в руки государства для противостояния с внешним капиталистическим окружением. И, конечно же, очень важно, насколько разрушенной будет экономика в момент победы революции. 

Вот такой проект, мы коммунисты, можем предложить рабочему классу. И тогда, мы будем им услышаны. Не сразу и не вдруг, но, тем не менее, рано или поздно, пролетарии увидят в этих идеях свою политическую программу и начнут работать над ее осуществлением.

Другого пути у мирового рабочего класса нет. Или освободиться от гнета капитала или погибнуть под гнетом капитала! Третьего не дано.

Однако никаких формальных гарантий победы не существует. Гарантией победы может служить только классовое самосознание рабочих. Уроком революционной борьбы является то, что задачей истинных коммунистов должна быть борьба за коммунистическую перспективу пролетарской власти - советов. Коммунисты не являются заменой рабочего класса. Задача построения социализма является задачей всего рабочего класса. Это задача, которая не может быть никому делегирована, даже сознательному авангарду. Для этого потребуется долгая и упорная работа по самоорганизации рабочего класса.

 

 

Поэтому, завершить свою статью, я хочу, уже ставшим традиционным, призывом к рабочим. Товарищи просыпайтесь! Товарищи объединяйтесь! Товарищи, создавайте свои рабочие организации по месту своей работы для защиты своих трудовых и гражданских прав! Объединяйтесь с другими рабочими группами! Вливайтесь в международное рабочее движение!

ПРОЛЕТАРИИ ВСЕХ СТРАН СОЕДИНЯЙТЕСЬ!

 

 Иван Наговицын.

  

Расскажите своим друзьям