Кочетковцы как гностическая секта

 

 

Для меня всегда были загадкой причины непререкаемости гуруистского статуса и непоколебимости авторитета свящ. Георгия Кочеткова среди его последователей. Совсем не похожий на харизматичного руководителя, этот человек с неподвижным, лишенным мимики лицом и монотонным бесцветным голосом, казалось, не может вызывать то чувство фанатичной лояльности и слепой преданности, которое является отличительной чертой членов его движения.  

Представим себе, что некто не знает ни одного иностранного языка, напрочь лишен лингвистического чутья и вкуса, пишет свои статьи кошмарным суконным канцеляритом, а его долгие проповеди и выступления неизменно вязки, туманны и занудны.  Этот же человек всегда крайне осторожен, постоянно демонстрирует полную лояльность самому высокому начальству, никогда не выражает протестов публично, и уж тем более не отвечает прямо и честно на поставленные вопросы, т. е., отказывается нести ответственность за  произнесенные или написанные им слова. И, тем не менее, его последователи считают его великим переводчиком, блестящим стилистом, составляющим безупречные тексты богослужений, великолепным оратором, бесстрашным пламенным трибуном и борцом, равно как и образцом честности, принципиальности и нравственности.  

Система, созданная священником Георгием Кочетковым, работает как хорошо отлаженная машина и вовлекает новых людей, обрабатывает их и подчиняет их себе (об этом я писал в статье «Методы контролирования сознания в общине священника Георгия Кочеткова» https://iriney.ru/main/polemika/polemika-so-svyashh.-georgiem-kochetkovyim/ ).  Все, кто оказался внутри, и помыслить не могут о каком-либо ином отношении к лидеру, кроме полной восторженности и тотального обожания. Любого, кто начинает хоть немного сомневаться в абсолютной правоте и всеобъемлющей гениальности «отца Георгия» мгновенно вытесняют за границы кочетковского сообщества и превращают в злейшего врага движения. Так это произошло, например с некогда одним из самых активных и преданных кочетковцев Ильей Грицем, подвергнутым остракизму и запрету на упоминание его имени после того, как он посмел публично возразить «гуру».

Еще в 1994 г. я сделал доклад под названием «Духовный элитизм как один из путей к сектантству». Он был посвящен другой теме, но тем не менее, именно эта характеристика полностью подходит к той структуре, которая была создана свящ. Георгием Кочетковым. В своих публикациях о Кочеткове и кочетковстве я писал о той экклезиологической ереси, которую мирянин Юрий Кочетков  сформулировал еще в далеком 1979 г. и которой придерживается с тех пор. Это принцип разделения Церкви на две неравные части: «внутреннюю» для «полных членов Церкви» (т. е., просвещенных людей, прошедших катехизацию по разработанному самим Кочетковым образцу) и «внешнюю» для всех остальных, которых и христианами можно назвать лишь условно.  Ответ на ту, давнюю статью Кочеткова дал еще мой приснопамятный учитель протопр. Иоанн Мейендорф:

…Я … решительно не согласен с выводами статьи С.Т. Богданова (псевдоним Кочеткова, – А. Л. Д.): принципиальное принятие двух параллельных форм церковного устройства: «синагогально-синаксарную» и «экклисическую» (зачем такие чудовищные неологизмы?). Деление это неприемлемо принципиально, т.к. Церковь – одна, а выделение «синагогально-синаксарного» устройства для особой группы «уже усовершившихся и освятившихся» было бы своеобразным гностическим элитизмом. Формы такого элитизма известны с древности, и всегда отвергались «кафолическим» христианством... ( Иоанн Мейендорф. Заметка о Церкви // Вестник РХД. 1984. № 1-2 (141) С. 78-82)

Итак, пастырский опыт и научная проницательность помогли отцу Иоанну разглядеть главное в статье неизвестного ему автора: гностическую ересь. Впоследствии, когда «С. Т. Богданов» добился рукоположения и стал создавать свое «синагогально-синаксарное устройство» для «усовершившихся и освятившихся», он воплотил придуманные им идеи в жизнь. Кочетковцы ощущают себя особой, избранной кастой, элитой, «не такой якоже прочие человецы». У них особое элитное  образование, особое богослужение для избранных, особые тайные обряды (приравненные к таинствам «агапы») и, конечно, особое эзотерическое вероучение. Душа смертна, Бог воскрешает только праведников, а прочих уничтожает навсегда, ангелов и бесов не существует, Богородица не была Приснодевой, Ева появилась на свет в ходе физического соития Адама с каким-то человекообразным существом, и т. д. и т. п.  

Таким тайным знаниям кочетковцев учат на трехгодичной катехизации, а затем (очевидно в расширенной форме) – в СФИ. Но при этом, видимо, предупреждают, что делиться с «внешними» – тупыми, дремучими и непросвещенными людьми – полученным гнозисом нельзя: «неполные члены Церкви» недостаточно «продвинуты и духовны», чтобы понять высшие истины, скрытые и зашифрованные в учении Церкви для ее элиты, а остальным достаточно благочестивых сказочек. Напомню, что древние гностики так же делили человечество на касты: избранная элита – это они, «духовные люди», которым доступны тайные знания, и «плотское» большинство, прозябающее во мраке невежества.

Ощущение себя элитой, как и древним гностикам, дает кочетковцам ощущение вседозволенности по отношению к «охлосу» – темной тупой толпе простаков и недотеп, по недоразумению считающих себя христианами. Этим «экклисическим» невеждам нельзя выдавать тайны внутреннего круга избранных, а если они что-то спрашивают, то можно (и нужно) лгать. В данном случае ложь вполне оправдана, так как «крещеные, но не просвещенные неполные члены Церкви» не доросли (да и вряд ли дорастут) до осознания высшей истины. Поэтому кочетковцы начинают выкручиваться, а то и прямо врать в ответ на вопросы об учении их лидера, а сам Кочетков, темнит и никогда не говорит прямо и честно, когда его спрашивают, во что он верит и отделывается общими фразами, что Писание, дескать, многозначно и прикровенно, написано языком мифа, все это сложно, в двух словах не объяснить и вообще, мы не знаем как оно было на самом деле...

Чувство принадлежности в элите, к внутреннему избранному кругу и является той «морковкой», которая постоянно висит перед носом кочетковцев, и которая прочно удерживает их в секте. А столь желанная принадлежность к особенному избранному кругу возможна лишь при абсолютизации лидера – самого Кочеткова и абсолютно некритичном отношении к нему. Ведь он и есть источник тех самых тайных сокровенных знаний, создатель особых обрядов и эпицентр чувства избранничества,  являющегося отличительной чертой всех членов его гностической секты. Мне кажется, именно в этом и скрывается секрет, почему столь серый и заурядный человек стал непререкаемым гуру для тысяч своих последователей. Гордыня, тщеславие и эзотерический снобизм – вот три огненных волоска в жидкой спутанной шевелюре существа, которого все принимают за блистательного Циннобера. Стоит только их вырвать, и мы увидим жалкого бесталанного крошку Цахеса.

Александр Дворкин

 

 

Источник: https://t.me/iriney_center/975

 

Расскажите своим друзьям