Жизнь керченского стрелка Рослякова в секте описали ее жертвы

 

   

Вторую неделю следователи в Керчи работают над делом Владислава Рослякова. Информацию собирают по крупицам. Мы же решили заглянуть в прошлое стрелка, где нашлось место запрещенной в России секте «Свидетели Иеговы». Известно, что мать Рослякова, Галина была адептом секты, приобщала к вере и сына. Люди, которые состояли в этой секте, рассказали «МК», какое влияние «свидетели» могли оказать на психику Рослякова и в каких условиях воспитывался убийца.

Юрий М. — ровесник Рослякова. Его родители больше 10 лет состояли в церкви «Свидетелей Иеговы» (в прошлом году Верховный суд запретил ее деятельность в РФ, организация признана экстремистской). После случившегося в Керчи, мужчина согласился рассказать, как живут дети «свидетелей» и может ли учение повлиять на неокрепшую психику подростка.

— В семьях «свидетелей» происходит все по одному сценарию, — начал беседу Юрий. — Я расскажу про себя, и вы поймете, как мог жить Росляков.

Например, мне не разрешали отмечать никакие праздники, из-за чего другие дети смотрели на меня косо. О друзьях не могло быть и речи. Родители запрещали тесно общаться с ребятами из двора, с одноклассниками. Позволялось дружить только с детьми таких же сектантов.

Дома многие обычные вещи считались грехом. Нельзя было смотреть по телевизору сцены невинного поцелуя — родители сразу переключали программу или выгоняли меня из комнаты. Запрещалось принимать подарки на день рождения, отмечать праздники, на школьные мероприятия меня не отпускали.

Подобных запретов было много, что способствовало моей отстраненности от людей, безразличию и холоду в общении. Поэтому, когда я читал про Рослякова, сразу представлял себя. Не удивительно, что стрелок не мог найти общий язык со сверстниками.

— Значит, у Рослякова никаких детских радостей не было?

— По слухам, мама Рослякова была заядлой адепткой, поэтому у ее сына никаких мирских радостей точно не было. Ему даже сладости есть не разрешали. В моей семье было попроще, мне хотя бы разрешалось посещать кружки, с родителями ходили в походы, в лес по грибы. Пожалуй, и все. Но самое ужасное для меня было — это обязательное посещение нудных собраний «свидетелей». Кстати, Росляков тоже жаловался одноклассникам, что ненавидит эти собрания.

— Как часто они проходили?

— Несколько раз в неделю мать таскала меня на проповеди.

— Что там происходило?

— На собраниях я вынужден был слушать нудные речи об одном и том же: мол скоро Армагеддон, поэтому нужно ходить проповедовать, поклоняться Богу. Мать заставляла меня читать различную литературу по этой тематике.

Помню, на каждой проповеди мужчина-ведущий читал небольшую главу из книги, затем задавал по ней вопросы, и все должны были отвечать на них цитатами из главы книги. Все происходило, как на уроках литературы, когда учат писать конспекты. Рослякова тоже таскали на эти собрания, и так же заставляли зубрить сектантскую литературу.

После этих проповедей лично я сильно уставал. До сих пор терпеть не могу официальные костюмы, потому что на встречи все обязаны были приходить в костюмах.

— Вещи модные родители вам покупали?

— Ни о каких модных шмотках речи не могло идти. Модную одежду сектанты категорически не приветствовали. В обычное время позволялось ходить в старой простой одежде, на собрания мужчины надевали костюмы и галстуки.

— Рослякову долго не покупали компьютер. Это тоже связано с религиозными запретами?

— Конечно. По законам секты родители должны следить за каждым шагом своего ребенка. Поэтому мать не покупала ему компьютер. Я уверен, когда она приобрела ему комп, то все равно контролировала все действия сына.

«Свидетели» не дают своим детям дышать свободно, полностью ограничивают их. Не удивительно, что Росляков сбежал от нее в общежитие. Если он с матерью жил в одной комнате, то не мог при ней постоянно играть в компьютерные игры.

— Какое самое ужасное воспоминание сохранилось у вас о том времени?

— Однажды мы поехали на конгресс «свидетелей». Начинался он в 5 утра. Естественно, позавтракать не успели. На мероприятии собравшиеся встали для песнопения, затем началась долгая молитва.

Во время молитвы мне стало плохо, я сел на стул. Тогда мама посмотрела на меня, как на врага народа, а папа вывел меня на улицу и закурил, при том что он был старейшиной, а курение для сектантов считалось грехом. Тогда я понял, насколько серьезно они относились к этому учению. Для моих родителей служение секте было важнее интересов их ребенка.

— Правда, что часть заработанных денег сектанты несут старейшине?

— Да, адепты постоянно жертвуют деньги на нужды секты — строительство Зала Царства, аренда помещений для встреч. Скорее всего, мать Рослякова ограничивала сына в деньгах именно по этой причине.

— Что вы делали в те дни, когда не было проповедей?

— После школы возвращался домой, мне разрешали смотреть советские мультики. На это баловство отводилось минут 15-20, а потом меня заставляли читать Библию и сектанскую литературу.

— Друзья у вас в школе были?

— Практически не было. Родители заставляли меня больше общаться с теми, кто был в организации. Вот тех детей я терпеть не мог, они мне казались, как не от мира сего.

— Изгоем в школе вы не стали?

— Многие дети не понимали моего настроя, отрицания праздников — это отталкивало их от меня. Сильно надо мной не издевались, отношение было как к обычному «ботану», но я чувствовал себя не в своей тарелке. И, главное, ничего не мог с этим поделать. Все дети смеялись над моей религией. Но родители убеждали меня не реагировать на насмешки. Даже в сектантской литературе для подростков писалось, что над вами наверняка будут насмехаться, но вы не должны обращать внимания и молиться Богу, чтобы он помог.

— А такие праздники, как Новый год, тоже не отмечали?

— Никаких праздники не отмечали. Новогоднюю елку и мандарины я в своем детстве не помню. И подарки мне никогда не дарили. У Рослякова были такие же «веселые» праздники.

— Судя по всему, матери стрелка не удалось втянуть туда сына…

— Подростки часто покидают организацию, независимо от выбора родителей. Сложнее всего втянуть в секту именно подростка, у которого процветает бунтарский дух, уже есть некая осведомленность о жизни, смена понятий. А вот ребенка легко привязать к секте. На этих проповедях именно детям навязывается такая мысль: все друзья извне — плохие, а вот на наших встречах все хорошие. Твои друзья умрут, потому что не верят, а ты будешь жить вечно…

Вообще, Свидетели Иеговы не приемлют оружия, убийства, они — пацифисты. У парня, скорее всего, произошла психотравма из-за того, что он рос вне социума.

— Росляков сжег Библию накануне теракта. Это как-то можно объяснить?

— Скорее всего, сжег, потому что ненавидел организацию «Свидетелей».

По сути, его завербовала собственная мать. «Свидетели» помешаны на вербовке. Они придерживаются правила — «нужно стучаться головой в стену, не переставая, и тогда стена разрушится». Мать, скорее всего, много лет капала ему на мозги этой темой. Тем самым могла разрушить не только свою психику, но и сына.

Общение с родными-несвидетелями не поощряется. На проповедях так и говорили: «В нашем собрании есть братья и сестры, и они могут быть намного роднее и лучше ваших родственников». Развод не поощряется, но раз муж не в организации и пьет, а пьянство — грех, то, скорее всего, старейшины разрешили матери Рослякова развестись.

— 15 лет назад мать Рослякова устроилась работать санитаркой в онкологическую больницу. Она могла влиять на пациентов?

— Свидетелям рекомендовалось говорить о своей вере на работе, в школе и в других общественных местах. Я думаю, санитаркой она устроилась, потому что график позволял и встречи посещать, и работать. А уже там она могла и проповедовать. Больные, обреченные люди, могли прислушаться к ней…

Мы связались со священнослужителями в Керчи. Православных храмов в городе насчитывается как минимум пять. Настоятели церквей утверждали, что не знакомы с представителями запрещенных «Свидетелей». В Керченской Епархии тоже ушли от ответа.

Лидер керченского отделения «Свидетелей Иеговы» 57-летний Александр Сегал после запрета организации, по некоторым данным, перебрался на Украину. Свою страничку в сети удалил.

Мы связались с одной из женщин, которая раньше состояла в секте.

— Галина Рослякова в «Свидетелях» была с самого начала, больше 20 лет точно, — рассказала женщина. — Ее сын, считайте, с младенчества там был, слушал все эти проповеди. Галя была приближенной к старейшине. После закрытия организации, она все равно продолжала проповедовать, только уже у себя дома. К ней часто приходили сектанты, в квартире было запрещено смотреть телевизор, слушать музыку. Вот всем этим она и могла довести сына до сумасшествия. 

 

РАМБЛЕР:  https://news.rambler.ru/other/41121361-zhizn-kerchenskogo-strelka-roslyakova-v-sekte-opisali-ee-zhertvy/?updated

 

Расскажите своим друзьям